ЗАВОДЧАНЕ

Продолжение цикла статей.

 

После введения в эксплуатацию установки риформинга, в мае 1973 года, Ухтинский НПЗ наладил выпуск высокооктанового бензина. Строительство и пуск каталитического риформинга осуществлялись под руководством Руфа Михайловича Барцева, который и стал первым начальником этой установки. А уже в следующем, 1974 году, провели радикальную реконструкцию AT: поставили колонну, увеличили в печах количество труб… В результате, производительность установки возросла сразу на 25%.

В тот период завод ежегодно производил один миллион 350 тысяч тонн дизельного топлива, соответствовавшего мировым стандартам. Однако об экспорте речь не шла: 900 тысяч тонн отправляли в центральные районы страны, и 450 тысяч тонн доставались республике.

Уже тогда славились ухтинские дорожные битумы, которых производилось 350 тысяч тонн в год. Московская Кольцевая дорога, дорога Дружбы от аэропорта «Шереметьево» до Дворца съездов были заасфальтированы как раз битумами Ухтинского НПЗ. Кроме того, ухтинским антикоррозийным пластбитом покрыта подводная часть Литейного моста в Санкт-Петербурге.

В неуклонном повышении авторитета ухтинских нефтепродуктов большую роль сыграл коллектив Центральной заводской лаборатории (ЦЗЛ), который с 1968 года возглавляла выпускница Грозненского нефтяного института Зинаида Степановна Лакеева. За время ее руководства ЦЗЛ Ухтинский НПЗ не получил ни одной рекламации на свою продукцию, а часть ее впервые в Коми АССР была аттестована на Государственный Знак качества.

Несмотря на все успехи, к началу 1980-х Ухтинский НПЗ вступает в любопытный кризисный период, ярко характеризующий глубинные недостатки советской хозяйственно-экономической системы. Заводскому риформингу явно не хватало мощности для переработки Вуктыльского конденсата, и Госплан дал добро на экспорт части светлых нефтепродуктов. Совершенно невыгодной сделалась переработка Ярегской нефти. Большую часть заводской продукции составлял мазут, востребованный за рубежом и приносивший хороший валютный «приварок». Однако Ухтинский НПЗ, являясь субъектом внешнеэкономической деятельности, не имел права расходовать зарабатываемую им валюту на техническую модернизацию собственного производства.

Как свидетельствует П. С. Белоконь, «98% прибыли завод обязан был отдавать в виде различных налогов и отчислений в вышестоящие структуры, а на оставшиеся 2% развивать производство и социальную сферу». Понятно, что не от хорошей жизни в начале 1980-х директору Белоконю пришлось пойти на беспрецедентный шаг – взять у Госбанка в кредит один миллион 200 тысяч рублей на реконструкцию завода.Частичную модернизацию заводчане все-таки провели, и кредит погасили оперативно – за один год вместо трех отпущенных! – дабы не последовало вполне ожидаемых оргвыводов.

Подготовила
Вера МАРТЫНЮК

 

Оставьте комментарий

Прокрутить наверх