Трижды судьба

8 7 1

И кто теперь поверит в то, что возвращаться плохая примета? В трудовой книжке Сергея Миллера есть три записи, связанные с Ухтинским нефтеперерабатывающим заводом. «В силу обстоятельств я был вынужден уходить, но всегда возвращался обратно. И теперь могу сказать наверняка, что работа в ЛУКОЙЛе – моя счастливая судьба!» – улыбается мастер участка обслуживания производства ООО «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтепереработка». А от судьбы, как известно, не уйти…

 

– Сергей Викторович, у вас интересная фамилия…

– К сожалению, о своих предках могу рассказать немногое. Знаю, что наш род из Крыма, был депортирован в августе 1941 года вместе с другими крымскими национальными меньшинствами. Новым местом жительства для Миллеров стал Казахстан (Кустанайская область). Там мои родственники не «потерялись» и не озлобились, а стали самоотверженно трудиться, обустраивая обширные целинные просторы. В основном все работали в ремонтных механических мастерских. Многие были отмечены государственными наградами. К примеру, дедушка Адольф Эдуардович – орденом Ленина, дядя Артур – орденом Дружбы Народов. Миллеров уважали, и я этим очень горжусь.

Родственники мамы связаны с Украиной. Из семерых детей бабушки Феклы Тимофеевны Богдан выжило только трое. Всю жизнь она проработала в колхозе. Была в нем первой женщиной, которая после войны начала управлять трактором. Дедушка воевал, но после войны, к моему сожалению, семью покинул.

Думаю, с выходом на пенсию у меня появится возможность как можно больше узнать о своих семейных корнях, поработать с архивными источниками, поговорить с родственниками старшего поколения, которые еще живы, и оформить все на бумаге. Для меня важно, чтобы мои потомки знали историю рода, ведь она неразрывно связана с историей СССР, России, Украины, Крыма. Хочу, чтобы у них не было чувства безродности и безликости.

 

– А вы сами откуда родом?

– Из Жуковского (Московская область), где мой отец Виктор Адольфович проходил срочную службу в авиаполку. Там он познакомился с мамой, Раисой Дмитриевной. Кстати, с моим рождением и их свадьбой вышла интересная история. Маме на тот период было 17 лет и о бракосочетании с несовершеннолетней не могло быть и речи. Когда ее беременность стала явной, администрация Жуковского разрешила родителям оформить свой союз. Зато потом, когда я был школьником, меня всегда умиляло и забавляло, что люди не верили маме, что у нее такой взрослый сын. До десятого класса я жил на юге Украины, в Херсонской области, поэтому свободно владею украинским языком.

 

– Как вы оказались в Коми?

– В Ухту наша семья перебралась в 1974 году. Папу позвал сюда приятель. Родителям хотелось перспектив и кардинальных перемен в жизни.

После школы поступал в УИИ (Индустриальный институт, ныне Ухтинский государственный технический университет – прим. авт.) на специальность «Теплогазоснабжение и вентиляция», но неудачно.

Тогда пошел работать к отцу – в ремонтные механические мастерские СУ-6 треста «Союзпроводмеханизация», сначала учеником слесаря, позже строгальщиком третьего разряда. Затем был призван в армию – в Ракетные войска стратегического назначения СССР, в Красноярский край.

Отслужив, вновь штурмовал УИИ, но на этот раз попытка обернулась успехом. Кстати, именно тогда произошло мое первое знакомство с нефтеперерабатывающим заводом. В УИИ стипендии небольшие, денег не хватало, а я не привык сидеть у родителей на шее, так что пошел подрабатывать пожарным в военизированную пожарную часть ПЧ №  1 (так в начале 80-х годов называлась объектовая пожарная часть) при Ухтинском НПЗ.

Однако молодость и стремление к самостоятельной жизни побудили меня оставить учебу после первого курса.

 

– И что было потом?

– С товарищем поехал учиться на техника-технолога в Сыктывкарский техникум советской торговли. Параллельно подрабатывал официантом в эжвинском ресторане. Был на хорошем счету у руководства, наверное, в связи с этим меня иногда посылали обслуживать иностранные делегации, посещающие Сыктывкарский ЛПК. А в техникуме постоянно избирали старостой группы. Об учебе и жизни в Сыктывкаре у меня остались очень теплые воспоминания.

Поскольку к выпускному я уже обзавелся семьей, под распределение не попал. Направили по месту жительства в Ухту, в Контору общественного питания УРСа Объединения «Коминефть». Проработав два месяца поваром пятого разряда, был назначен заместителем заведующего производством цеха полуфабрикатов.

А спустя два года с переводом приглашен в городскую больницу Ухтинского горздравотдела заведующим производством больничной столовой, где обещали дать квартиру.

 

– Жилье в итоге получили?

– Да. Только для этого пришлось уйти в Горжилфонд слесарем, а потом мастером аварийно-диспетчерской службы.

Конечно, в решении жилищного вопроса мог посодействовать и отец  – в то время главный инженер совхоза «Ухта». Но он был коммунистом: принципиальным, честным и справедливым. На все просьбы мамы помочь молодой семье сына отвечал: «Я не могу взять для себя квартиру в качестве расширения, зная, что многие работники совхоза семьями живут в бараках».

Он оказал большое влияние на мое мировоззрение, характер и отношение к работе. Помню, после вспышки холеры в 70-х годах в Астрахани, во всех регионах приводились в порядок площадки для мусора. Папа назначил меня в группу по уборке помоек в жилом городке нашего предприятия. Девчонки, наблюдая, как я гребу лопатой мусор, смеялись. Мне, 17-летнему парню, было неловко и обидно. Увидев это, папа объяснил, что не мог поступить иначе: «Как потом нам смотреть людям в лицо, если бы ты остался сидеть в теплом месте?»

Сейчас прекрасно все понимаю и за многое ему благодарен. В особенности за мудрые советы. Он научил меня тому, что в любой профессии свой трудовой путь надо начинать с «лопаты» и уже потом руководить людьми. Вот почему в моей трудовой книжке все записи начинаются с рядовых должностей.

 

– Богатая у вас биография! Как же вы попали в ЛУКОЙЛ?

– В конце девяностых годов, когда в стране продолжалась разруха и невыплата зарплат, случайно услышал о наборе сотрудников в Агентство «ЛУКОМ-А-Ухта», входящее в структуру ЛУКОЙЛа, осуществляющее охрану НПЗ. Отбор – серьезный: требовались физически крепкие, спортивные мужчины. Я отвечал всем качествам и был принят одним из восьми первых сотрудников.

 

– И, насколько знаю, весьма преуспели в новом деле, за короткий срок став руководителем охраны объектов…

– За пять лет работы в ЛУКОМ-А доводилось руководить охраной разных объектов. Дважды направлялся в командировки для организации охраны на предприятиях ОАО «Тэбукнефть» в Нижний Одес и ООО «ГЕОЙЛБЕНТ» в Ямало-Ненецкий автономный округ.

Дело в том, какую бы профессию я не осваивал, мне везло – всегда попадались хорошие учителя и наставники. В объектовой военизированной пожарной охране таким был наш командир отделения – Александр Николаевич Белозеров, впоследствии начальник ПЧ. Он научил меня слаженной командной работе.

В ЛУКОМ-А первым наставником был один из первых руководителей охраны ЛУКОЙЛ-УНП, ветеран уголовного розыска (в настоящий момент работает на заводе в отделе промышленной безопасности и экологии) Константин Алексеевич Блинков, раскрывший мне секреты оперативного мышления. Вторым  – Андрей Халидович Хаждогов  – бывший кадровый военный офицер, ныне заместитель генерального директора ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез». У него я научился планированию и определению приоритета в поставленных задачах.

 

– Гордитесь, что пришли в команду ЛУКОЙЛа?

– Да что вы! До сих пор считаю, что мне крупно повезло. Не только в плане материального благополучия, но и личного: на заводе познакомился с главной женщиной в моей жизни  – женой. Наталья Павловна сначала работала в заводской охране начальником дежурного караула, а затем в Агентстве инспектором-охранником ТСО.

С приходом ЛУКОЙЛа на заводе произошло множество положительных перемен. Предприятие преображается на глазах. В производство вкладывались и вкладываются колоссальные денежные средства на перевооружение устаревших установок по переработке нефти и строительство новых, внедряются инновационные технологии.

Мне нравится, что ЛУКОЙЛ делает для города: памятник Прядунову украшает центр «жемчужины Севера», Яблоневая аллея стала излюбленным местом ухтинцев для прогулок.

 

– А как вы стали мастером участка обслуживания производства?

– Мне пришлось уйти по семейным обстоятельствам из Агентства в отдел безопасности и защиты информации в банк. И когда шесть лет спустя на заводе появилась вакансия мастера участка обслуживания производства, мне предложили попробовать себя в этой роли. Если честно, согласился с большим удовольствием.

За время моего отсутствия завод как будто помолодел. Появились новые установки и производственные объекты. Да и в коллективе стало больше молодежи.

 

– Чем занимается ваш участок?

– Само название говорит за себя. Это транспортные и клининговые услуги, взаимодействие с подрядными организациями, с охраной НПЗ, заводской столовой, с городскими предприятиями, такими как санэпидемстанция, горзеленхоз, содержание и обслуживание административных объектов, организация и обеспечение всем необходимым рабочих мест в заводоуправлении, участие в организации заводских общественных мероприятий. Список весьма обширный. Бывало, в день на участок поступало более ста звонков. Скучать не приходилось, постоянно в движении. Время пролетало незаметно.

Справиться с новыми обязанностями мне помогли навыки, приобретенные в разных профессиях, и, конечно, коллеги. Среди них начальник УОП Павел Васильевич Медведев, с которым я был знаком по совместной работе в Агентстве. У нас с ним схожая биография, начиная от записей, связанных с ЛУКОМ-А в трудовой, заканчивая тем, что он тоже познакомился с супругой в Агентстве. Павел обладает фантастической работоспособностью.

А душевное равновесие получалось восстанавливать благодаря поддержке механика участка Александра Ивановича Визнера, который всегда был готов прийти на помощь. Мы с ним делили один кабинет на протяжении восьми лет. Когда кто-то искал меня или Александра Ивановича, коллеги по-доброму шутили: «Наши немцы сидят там», и показывали на дверь. И это замечательно, юмор в коллективе – признак здоровых взаимоотношений!

 

– Наверное, вам будет этого не хватать. Знаю, что вы только что вышли на пенсию.

– Вне всяких сомнений. Когда меня провожали, столько добрых слов услышал в свой адрес. На память подарили часы с фигуркой нефтяника. Приятно.

Я бы и рад остаться, но уже немолод. Как ни крути, 62 года – солидный возраст. Хочется успеть больше времени провести с родными и внуками, у нас с Натальей Павловной их пятеро.

Есть еще одна цель – мечтаем переехать в теплый край. Наверное, выберем Краснодарский.

 

– Наталья Павловна, прошу присоединиться к нашей беседе. Расскажите, пожалуйста, немного о супруге.

– Сергей очень требовательный человек, причем как по отношению к себе, так и к другим. Справедливый, все по заслугам – и поругает, и похвалит. На него можно положиться во всем. Даже не знаю, чего он не умеет. Ремонт в квартире сделал своими руками. Подарил мне кусочек замка – отделал кухню «дворцовым» камнем. Он всегда умел мыслить нестандартно.

 

– Сергей Викторович, помимо общения с внуками, как еще планируете проводить освободившееся время?

– Теперь по себе знаю, что люди, вышедшие на пенсию, с непривычки испытывают смешанные чувства. Нужно смириться с тем, что никуда не надо торопиться, ездить на работу.

Если купим на юге дом, постараюсь разбить для любимой жены цветочный сад. Всегда мечтал подарить ей «миллион алых роз» (смеется). Буду ухаживать за хозяйством, слушать любимые блюзы. А еще заведу котика.

 

– Что бы вы посоветовали молодым специалистам?

– На заводе трудится много классных специалистов, про которых говорят «штучный профессионал». Вот у них нужно учиться ремеслу. Ну и не бояться ответственности и двигаться вперед.

В ЛУКОЙЛе, действительно, можно достичь высот, но для этого нужно иметь большое желание и много трудиться.

8 7 2

 8 7 3

8 7 4

Беседовала
Татьяна АЛЕКСАНДРОВА

На снимках автора и из личного архива: Сергей Миллер на рабочем месте; 80-е годы; с женой Натальей Павловной; совещание в ЛУКОМ-А (Ухта, 2001 год)

 

Оставьте комментарий

Пролистать наверх