ПРОЖИВАЯ ТАНЕЦ, КАК ЖИЗНЬ

М. Прошутинский с Д. ФатсиевойДавно почила в бозе моя мечта научиться танцевать танго, страстное, пробирающее до самого сердца. Я влюбилась в него, в его ритм, когда была еще совсем юной, но в те годы в нашем северном городке никто не обучал бальным танцам. И чем старше я становилась, тем все более таяла надежда на то, что когда-нибудь и я смогу исполнить четкие и выразительные движения танго под безумную по своей страстности мелодию «Por una cabeza», написанную в далеком 1935 году Карлосом Гарделем и Альфредо Ла Пера.

Но совсем недавно в местном ДК я увидела афишу, буквально разбередившую мою душу. На ярком, брызжущем светом плакате было написано, что чемпион России по бальным танцам Максим Прошутинский приглашает всех желающих заниматься в своей студии. Причем возраст этих желающих не ограничен. И настолько меня обнадежила эта новость, что я решила побеседовать с Максимом, чтобы рассказать читателям «СВ» о его уникальной студии бального танца, где никогда не поздно воплотить в жизнь свою мечту.

 

КАК ДОБРЫЙ ВОЛШЕБНИК

– Ты, наверное, чувствуешь себя в известной степени добрым волшебником? – спрашиваю Максима. – Ведь зачастую мы, став родителями, стараемся наших отпрысков направить по пути своих нереализованных мечтаний. Хотели стать скрипачом – малыш идет в музыкальную школу, не выучили ни одного иностранного языка – ребенок учит сразу несколько… А ты даешь возможность самому человеку раскрыться, реализовать свое давнее желание.

– В какой-то мере это действительно так, – мой собеседник говорит спокойно, плавно, взвешенно, будто даже голосом танцует нежный вальс. – У меня сейчас три группы для взрослых, набираю четвертую. Быть добрым волшебником приятно, но для хореографа очень важно совершенствоваться самому через развитие своих подопечных. Поэтому я занимаюсь и с детьми, начиная с семилетнего возраста. Очень надеюсь, что некоторые из моих учеников в будущем превзойдут меня.

– И все-таки зачем тебе заниматься со взрослыми? Зачастую это устоявшиеся люди со своими амбициями, тонкостями характера, социальным статусом, что может только добавить сложностей. К тому же занятые на работе, из-за чего могут пропускать занятия. Да и той гибкости и пластичности, как у детей, у них уже нет…

– К группам разных возрастов я подбираю свои ключики. С детьми мы много работаем у станка, растягиваемся. А взрослым я даю понять, что бальные танцы – это в первую очередь душевное удовольствие, расслабление и отдых от повседневной суеты. Когда мы видим, как человек танцует, мы просто восхищаемся, как это красиво и легко, – Максим пояснил грациозным жестом, что имеет в виду. – Хотя на самом деле это колоссальный, титанический труд.

– Почему тогда ты на сцене всегда улыбаешься, да и твои взрослые ученики не скрывают радости от занятия?

– Потому что танец дает невероятную легкость и физическую, и эмоциональную: мы же танцуем в основном, когда пребываем в хорошем настроении, а оно, в свою очередь, выливается в ощущение счастья. А так важно радоваться жизни, праздновать ее.

 

ЗНАТЬ, ЧЕГО ХОЧЕШЬ

Я слушала Макса с нескрываемым уважением, удивлением и даже легкой завистью. Молодой парень в свои 29 лет точно знает, чего хочет. Он уже принял ряд серьезных решений, которые для большинства молодых и амбициозных людей, зажатых стереотипами, могут показаться величайшей глупостью. Например, в прошлом году он переехал из более крупной Ухты в наш маленький Усинск. Оставил работу в нефтяной компании и полностью посвятил себя танцам. Имея диплом инженера-геолога (он окончил УГТУ), сейчас он студент второго курса Санкт-Петербургского университета профсоюзов отделения хореографии. Да и его увлеченность танцами удивляет: нынешние шестилетние мальчики (а именно с такого возраста он занимается этим искусством) больше тяготеют не к изящным движениям под музыку, а к различным единоборствам.

– В Ухте есть очень сильная школа бальных танцев, где работали хорошие знакомые моих родителей, – поясняет М. Прошутинский. – Вот меня туда и определили, в класс под руководством Заслуженного работника РК и РФ В. И. Комаровой. Признаюсь, были периоды, когда хотелось все бросить: сверстники во дворе играют, а мне заниматься надо… Сам не знаю, как удалось себя пересилить и продолжить начатое. Но лет в 14 я раскрылся в танце, понял, что это – мое, и уже в 15 лет мне предложили вести занятия в детских группах. Тогда я стал часто выезжать на семинары, а все, чему учился там, старался передать тем детям, которых мне доверили.

– Если ты еще до окончания школы понял, что танцы – это твое, то почему поступал в технический университет, а не сразу пошел по линии хореографии? – задаю вопрос.

– Тоже был во власти стереотипов. Думал, что как хореографу мне не на что будет жить (время как раз было сложное). Однако сейчас понял, что все зависит от работоспособности, трудолюбия и преданности своему делу.

– А из нефтянки почему ушел? Ты же прекрасно совмещал работу и танцы. Например, я часто видела тебя на фестивалях художественной самодеятельности «ЛУКОЙЛ-Коми», на одном из которых ты с партнершей Екатериной Косых завоевал гран-при, а зал буквально гудел от восторга и эмоций…

– Мне нравилось быть геологом, ведь это тоже в известной мере творческая профессия – разгадывать тайны земли. Но чтобы раскрываться в танце полностью, необходимо отдавать этому все свое время и всего себя.

В течение пяти последних лет нынешний директор ДК Геннадий Хохлов не раз приглашал Максима в наш город на постоянную работу. Его приглашение молодой человек принял лишь в прошлом году, когда понял, чего хочет. А хочет он, как сам признался, быть счастливым. А как же еще, если не в танце, этого можно достичь?

М. Прошутинский с группой учеников

 

ВОЗРАСТ – НЕ ГЛАВНОЕ

– Наверное, когда тебе чуть за 30, а может и больше (самой старшей ученице Максима – за 60), и ты решаешь заняться бальными танцами, то добиться настоящих высот в этом деле вряд ли возможно…

– Ничего подобного, – прерывает меня собеседник. – Все зависит от желания и работоспособности. К тому же, танец – это счастье. А быть безгранично счастливым может каждый. Более того, если ты хоть чуточку актер, то сможешь свой танец сделать уникальным и проживать его, как историю любви, страсти, как целую жизнь.

Свои занятия хореограф Прошутинский и выстраивает, как жизнь: нежный, спокойный вальс сменяется фокстротом, затем страстным танго. Кубинская румба, кричащая о любви, пасодобль, символизирующий корриду, флирт и игра партнеров в ча-ча-ча… Все это проживается с партнером в танце на высшей точке эмоций. Особенно заметны единение партнеров, умение чувствовать друг друга, когда пару составляют супруги. Подчеркну, что на своих занятиях Максим преподает бальные танцы латиноамериканской и европейской программ в классическом варианте, хотя в своих хореографических постановках (а он известен в республике, и его часто приглашают в другие города готовить постановки) он допускает смешение стилей. Например, со своей новой партнершей Региной Никифоровой, которая танцует джаз-модерн, он нашел компромисс и добавил в постановку, например, падения на пол, высокие прыжки, что не характерно для бальных танцев. Максим постоянно развивается, ищет и открывает в себе что-то новое как в танцоре и человеке.

– Я вообще убежден, что бальные танцы – это колоссальная база, овладев которой можно легко переключиться на то же уличное направление или народные танцы. А вот обратный переход осуществить значительно сложнее, – говорит М. Прошутинский. – Поэтому мои занятия могут быть многим полезны. Представьте, занимающаяся у меня пара выехала на заграничный курорт и вечером закружилась в танце даже под современную музыку так, что все ахнули и поняли, насколько у россиян сильно стремление к прекрасному. А ведь такие танцы – это часть общей культуры человека, показатель ее уровня. Поэтому я рекомендую на занятиях не игнорировать поклоны, реверансы.

 

…И СТРАСТЬ КУБИНСКОЙ РУМБЫ

В бальных танцах мы не только воспитываем тело, но учимся уважать учителя и друг друга, слышать, а главное открывать и развивать что-то новое в себе.

Эту мысль Макс высказывает без пафоса и надрыва, и ему веришь. Ведь он показал это на своем примере, открыв в себе еще и способность к вокалу, таланты флориста и даже модельера. Сценические костюмы для своих постановок он придумывает сам, а еще с большим удовольствием разрабатывает модели оригинальных вечерних и шикарных свадебных нарядов. И в каждом начатом им деле – любовь, искренность, открытость…

Я уходила со встречи под звуки кубинской румбы, одновременно нежной и страстной.

– Этот танец специально для вас, – улыбается он.

И я еще раз убедилась в его проницательности: мы общались впервые, а он как-то сразу уловил, что я безумно люблю Кубу и все, что с ней связано. А в голове, как рефрен, крутились произнесенные им слова: «Когда дерево переполняет жизнь, оно расцветает. Цветы – это роскошь. Танец – это счастье».

Евгения ЛЯСКОВСКАЯ

На снимках автора и из архива М. Прошутинского: М. Прошутинский с Д. Фатсиевой; с группой учеников

Оставьте комментарий

Прокрутить наверх