Первые страницы ярегской летописи

8 5

В 1937 году Управлением Ухто-Печорского треста был издан приказ «О создании участка по строительству нефтяных шахт на третьем промысле» – эту дату принято считать днем рождения Ярегских нефтяных шахт. Однако жизнь в районе реки Ухта изменилась гораздо раньше, когда сюда прибыла комплексная экспедиция, занятая поиском залежей газа в этих местах.

 

Способ найден!

Первая нефть в районе будущего поселка шахтеров-нефтяников была получена, можно сказать, случайно. В 1932 году с глубины 200 метров скважины № 57 вместо искомого газа на поверхности появилась черная смолянистая жидкость. Это подтолкнуло поисковиков на пересмотр целей, которые были переориентированы теперь на «черное золото». Так появились скважина № 62 и в последующем приказ об образовании самостоятельного нефтяного промысла с промышленными запасами в 20 миллионов тонн.

Но в ходе дальнейших исследований месторождения на смену радости пришло разочарование: оказалось, что ярегская нефть тяжелая, смолистая, высоковязкая. При этом температура нефтяного пласта всего шесть градусов. А значит, разработка залежи с поверхности традиционными к тому времени скважинами едва ли возможна.

Опасения подтвердились при опытной эксплуатации. Некоторые скважины давали всего несколько десятков килограммов в сутки и быстро истощались. Коэффициент извлечения нефти из пласта составил чуть больше одного процента. Специалисты занялись поиском иных способов разработки. Геологи Александр Кулевский и Иван Стрижов предлагали обработку нефтяного пласта горячей водой, рассматривался и вариант торпедирования. Но все это было трудно осуществимым из-за слабой технической оснащенности промысла. Вот тогда и прозвучало предложение о шахтном способе разработки – его предложил руководитель ухтинской геологической службы Николай Тихонович.

20 июня 1936 года в Ухто-Печорском тресте было организовано проектное бюро, в состав которого вошли 12 лучших специалистов по горному делу. Они и занялись разработкой проектного задания строительства нефтяных шахт. В итоге проект получил одобрение на самом высоком уровне, и уже 8 августа 1936 года было принято постановление Совета народных комиссаров СССР «О применении горного способа разработки Ярегского месторождения».

 

От колышка – к поселку

Первая шахта, или НШ-1, была заложена на месте скважины №31, расположенной на расстоянии километра от «Пятачка», вверх по течению ручья Малый Войвож. Место проводки вентиляционного ствола шахты определил горный инженер Алексей Нестеренко. На вырубленной площадке в центр будущего ствола рабочие забили колышек с надписью, сделанной химическим карандашом: «Ствол нефтешахты №1».

Поначалу строительство именовалось «новым промыслом». На заболоченной площади, куда не ступала нога человека, спиливались вековые деревья, выкорчевывали пни, убирали мох и торф. Строящихся объектов было больше тридцати. Кроме стволов будущей шахты предстояло возвести здания электростанции, горноспасательной, химлаборатории и управления, построить плотину на ручье Малый Войвож, кирпичный и бетонный заводы, компрессорную, котельные, водопровод, паротрассу, канавы, дороги, жилые дома, больницу, склады, мастерские. Строительных машин в то время было мало, квалифицированных рабочих и специалистов тоже. Техника преимущественно состояла из тачки, лопаты, кирки, лома и клина.

Несмотря на бездорожье, отсутствие железнодорожного сообщения (не было даже моста через реку Ухта, его построят только в 1940-м), на стройку бесперебойно поступали цемент, арматура и строительное оборудование. Объекты строились, и каждый день добавлялись новые. Вентиляционный ствол шахты возводили 446 дней, подъемный – 469 дней. Вслед за стволами началась проходка рудничных дворов, околостволовых выработок, подземной конюшни. В 1946 году группа инженеров за разработку и внедрение шахтного способа добычи нефти получила звание лауреатов Сталинской премии второй степени.

Но это было только началом славной истории строительства Яреги. Поиски новых методов, направленных на максимальное извлечение нефти из пласта, продолжаются здесь и сегодня. Высокотехнологичные объекты, введенные в строй ЛУКОЙЛом в 2015 году, – яркое тому доказательство.

Алина САМУНИНА

 

Оставьте комментарий

Пролистать наверх