На земле и под землей: полный порядок!

Виктор КорсаковЧто бы вы подумали, услышав от своего собеседника о его умении управлять взрывами и разбираться во взрывоопасных веществах На самом деле – ничего плохого, если перед вами Виктор Корсаков, взрывник 4-го разряда участка проходки и расширения горных выработок нефтешахты № 1 НШУ «Яреганефть», для которого подобные знания входят в число обязательных, жизненно необходимых навыков.

Из славной династии горняков

Мы сидим за столом уютной кухни просторной и светлой «трешки». Хозяин квартиры заметно волнуется.

– Никогда не давал интервью. Да и не люблю внимания к своей персоне. Ну что я могу о себе рассказать? Обычный человек с ничем не примечательной биографией, – смущается он.

Неужели?! Почти 30 лет стажа, несколько производственных наград и две нефтяные специальности… Впрочем, обо всем по порядку.

Виктор Корсаков родился в семье горняков: отец – крепильщик, мать – машинист подъемника, старший брат – проходчик.

– Работать на шахте престижно, – отмечает Виктор Анатольевич. – Мама с папой были примером. Поэтому особо не раздумывал и пошел по их стопам. Как говорится, где родился, там и пригодился.

Но сначала были служба в армии и обучение тонкостям бурения нефтяных и газовых скважин в горно-нефтяном техникуме. Несмотря на обязательное прохождение специализированных курсов, одного школьного аттестата для трудоустройства недостаточно.

– Считается, что раз тебя взяли в проходку, ты попал в элиту. Сейчас, кажется, условия приема еще жестче. Слышал, что не все ребята попадают в наши ряды, – говорит Виктор Анатольевич.

«В проходку его!»

Ему повезло больше. Посмотрев на физически крепкого, широкоплечего, да еще, судя по результатам медицинского обследования, абсолютно здорового паренька (обязательные требования для работы на шахте), начальник произнес заветное: «В проходку его!»

Первое время был на подхвате – то принеси, это подай, то убери. Потом стали доверять более серьезные задания.

– Все зависит от того, как себя покажешь. Ленивые далеко не продвинутся. Я старался, через месяц оказался в бригаде. Тем более что в шахте чувствовал себя вполне комфортно: темноты не боялся, замкнутого пространства – тоже, тяжелого труда и подавно. Это при ЛУКОЙЛе производство стало более автоматизированным и современным. Ведь время не стоит на месте, появляются новые технологии. Одни комбайны чего стоят! – делится мужчина. – А тогда… Кирка, лопата, несколько специализированных машин – и вперед: уборка породы, бурение шпуров, крепления… Но все нравилось.

Стал взрывником

В 2004 году Корсакову предложили пройти трехмесячные курсы в Воркуте и выучиться на взрывника. Согласился.

– И проходчик, и взрывник – обе специальности хороши, каждая интересна по-своему. Прекрасно помню свой первый взрыв. Боялся ужасно! – вспоминает он. – Когда соединял провода, едва удалось унять дрожь в руках.

Каждой детонации предшествуют сложные и тщательные расчеты. Для взрывов используются патроны ПЖВ-20, начиненные тротилом со специальными добавками.

– Сперва проходчики бурят шпуры по сечению выработки, затем мы закладываем в них взрывчатку, приводим ее в действие, после ведется уборка породы, крепильные работы, далее снова взрываем. И так по два-три раза за смену, – рассказывает нефтяник.

Необходимое количество взрывчатки напрямую зависит от сечения выработки и крепости пород. Материал зря не расходуют: используют там, где это действительно необходимо.

С камнеподобным глинистым аргиллитом, к примеру, вполне могут справиться комбайны. Вмешательства специалистов чаще требуют более твердые песчаники и диабазы.

– Для каждой породы составляется паспорт, – продолжает Виктор Анатольевич. – Для того чтобы такой появился, допустим, у диабаза, проводится три опытных взрывания, которые и помогают окончательно определить нужную массу тротила.

Но прежде чем послужить добыче «черного золота», испытанию подвергается и сама взрывчатка.

Из трехтонной партии патронов в природных условиях на специальном полигоне взрывают 9 килограммов.

ОхотаУчитывается каждая деталь

Вопрос безопасности стоит очень остро. Учитывается каждая деталь. По словам Виктора Корсакова, даже одежда взрывника должна быть сшита из хлопчатобумажной ткани.

– Мы работаем со статическим электричеством, и та же синтетика – хороший проводник, – поясняет он. – Перед взрывом делаем тщательный осмотр: в забое не должно быть ничего лишнего, никого рядом. Сами отходим на расстояние 150–200 метров. У каждого личное оборудование, к которому никто, кроме самого владельца, не вправе прикасаться. Содержание метана в воздухе – не более 1 %. Большую роль играет и вентиляция в шахте. Благо, в ЛУКОЙЛе с ней все в норме. Раньше использовались воздушные компрессоры. Если снаружи воздух был плохой, то и в забой он поступал соответствующий. Ныне установлены электрические вентиляторы. А электричество в шахте есть всегда!

Выдают и хорошую спецодежду, и обновляют технику. Вот закупили электронные измерители взрывной сети: теперь все данные видят сразу. На прежних приборах об отклонениях в сопротивлении сигнализировала лампочка. Уровень отступления от нормы выясняли путем новых проверок, а это занимало время.

– В общем, хорошего делается немало. Обеспечивают самыми современными гигиеническими средствами индивидуальной защиты. Недавно поступили жидкие перчатки, очень удобно: нанес состав на руки, отработал, смыл. Чисто и ничего оттирать не надо. Хорошая штука! А знаете, что еще очень важно? Климат в коллективе. Мы друг к другу относимся с уважением, дружим. И дома все должно быть в порядке, тогда и на работу пойдешь со спокойной душой. Эмоции для взрывника могут обернуться плачевными последствиями. Только сосредоточенность! – уверяет Виктор Корсаков.

– Мы это тоже понимаем и делаем все от нас зависящее, чтобы он шел на работу в хорошем настроении, – к беседе присоединяется Наталья, супруга Виктора Анатольевича. – В нашей семье чтут труд шахтера. Работа для мужа – все, в шахте он выкладывается полностью. Я бы сказала, что он чересчур трудолюбив.

Я – и в Кремль!

И это не осталось не отмеченным руководством. Нефтяник награжден медалью «Почетный работник Республики Коми», знаками «Шахтерская слава» двух степеней. А в честь 25-летия ЛУКОЙЛа в ноябре прошлого года на церемонии вручения наград работникам Компании, которая состоялась в Кремле, получил орден «За заслуги перед Отечеством».

– Сначала подумал, что это шутка. Я – и в Кремль! – улыбается шахтер. – Мероприятие было очень красивым и торжественным. Жаль, запечатлеть не удалось.

Но своей главной гордостью Виктор Корсаков считает двух сыновей Максима и Дмитрия, которые тоже планируют пополнить ряды нефтяников.

В свободное время парни с удовольствием составляют отцу компанию на его любимой охоте и рыбалке.

– Вот бы снегоход купить! Все мечтаю-мечтаю, никак руки не доходят. Очень хочу, чтобы дети стали достойными людьми. Старшему Дмитрию – 23, собирается работать в шахте, советую ему параллельно поступить в вуз – в наше время без высшего образования никуда. Младшему Максиму – 18, пока учится, а дальше тоже намеревается пойти в нефтянку, – говорит Виктор Анатольевич. – У меня прекрасная и любимая семья, достойный заработок. Все-таки хорошо, что «Битран» в свое время вошел в состав ЛУКОЙЛа. Компания дала нам стабильность. Благодаря беспроцентному корпоративному кредиту мы купили квартиру. Как и без семьи, без шахты я себя уже не представляю. Так что, хоть я уже и на пенсии, но еще потрудимся!

Татьяна АЛЕКСАНДРОВА

 

Оставьте комментарий

Прокрутить наверх