Вектор прогресса

5 4 1

Человеческим капиталом принято называть сложную категорию, состоящую из профессиональных знаний и потенциала человека или трудового коллектива, направленную на обеспечение процесса производства. Для ЛУКОЙЛа это не просто экономический термин, а одно из стратегически важных направлений развития: в приоритете Компании знания, профессионализм и творческий потенциал работников. Принципом развития и приумножения человеческого капитала руководствуется директор Усинского газоперерабатывающего завода (УГПЗ) Владимир Шкуренко. В интервью «СВ» он рассказал о первых шагах и новых планах предприятия, тактике эффективного управления, почему нельзя брать на плечи чужих «обезьян» и как помочь тем, кто в этом нуждается.

 

– В этом году Усинский ГПЗ отмечает 40-летие. С чего начиналась история завода?

– О том, как это было 40 лет назад, я могу судить только по сохранившимся документам и воспоминаниям наших ветеранов. Стройка будущего завода началась в 1976 году, завершили все работы в декабре 1979-го, тогда же был разрешен пробный пуск на один месяц. И 28 января 1980 года «свидетельство о рождении», то есть акт приемки Госкомиссией Министерства нефтяной промышленности СССР, получили компрессорная станция с жидкостной осушкой газа и газопровод Уса – Печора.

 

– Зачем было строить новый завод в Усинске, когда в нескольких сотнях километров уже работал Сосногорский ГПЗ?

– В то время активно шла разработка Усинского и Возейского месторождений. В избытке появился попутный нефтяной газ, для его сбора и был построен комплекс. В 80-е годы УГПЗ сложно было назвать заводом в сегодняшнем понимании. Повторю – были компрессорная станция и газопровод к Печорской ГРЭС.

Кроме того, остро стояла проблема газоснабжения молодого города Усинска. В таких условиях сжигать полезный газ безответственно, поэтому было принято решение направить ценный ресурс народу. УГПЗ с самого начала и по сей день полностью обеспечивает Центральную водогрейную котельную города топливом. Конечно, у ЦВК есть резерв, чтобы проработать несколько дней на альтернативном источнике энергии в случае нештатной ситуации.

 

– За долгие годы завод претерпел значительные изменения. Какие, по-вашему, важнейшие этапы в его истории?

– Развитие предприятия началось с начала 2000-х годов, с приходом ЛУКОЙЛа. Мы понимали, что в попутном газе много целевых ресурсов, таких как тяжелые углеводороды – метан, пропан, бутан, которые можно использовать в другом направлении. Например, в качестве автомобильного топлива. Тогда построили блок подготовки и переработки газа и газонаполнительную станцию. Кстати, именно тогда УГПЗ стал полноценным заводом. В эти годы началась реконструкция магистральных и межпромысловых газопроводов, инфраструктуры, образована газовая служба, которая обслуживала объекты систем газопотребления, как собственные, так и других потребителей. Начали производить продукцию: пропан-бутан технический и бензин газовый стабильный.

 

– С какими планами завод встречает юбилейный год?

– Я назначен директором завода в период завершения второй стадии реконструкции. Модернизация позволила поднять планку перекачки с 230–250 миллионов кубометров газа в год до полутора миллиардов.

Но есть и недостатки – блок подготовки и переработки газа по техническим причинам работает только в холодное время года. Летом процесс Джоуля-Томсона (дросселирование) не может достигнуть целевой температуры для сжижения тяжелых составляющих газа. Сейчас наша цель провести модернизацию блока подготовки, чтобы работать круглый год и кратно повысить выработку продукции. Мы сможем отправлять пропан-бутан и бензин газовый посредством продуктопровода к железнодорожному тупику, грузить в вагоны и направлять потребителям.

Если оценивать в целом, то мы постоянно идем по пути развития: оптимизируем процессы, внедряем «бережное производство», ежегодно реконструируем трубопроводы.

 

– УГПЗ отметил 40-летие, и почти половину пути вы прошли вместе с коллективом и предприятием. Как начиналась дорога к должности директора?

– В тяжелые 90-е сменил множество работ. После армии был барменом, потом и водителем, и охранником, и предпринимателем. В общем, брался за все – нужно было кормить семью. В 1994 году с товарищами открыли отдел с кассетами и дисками. В трех торговых точках тогда трудились шесть человек, они и стали моей первой школой. Учился взаимодействовать с людьми на уровне интуиции, понимать их желания и эмоции, находить подход к каждому и подводить к общей цели.

В 2002 году мой товарищ Алексей Сухоруков пригласил на завод. Я тогда часто помогал ему с новым программным обеспечением, учился на третьем курсе УГТУ на инженера по разработке нефтяных и газовых месторождений.

Пришел трубопроводчиком линейным, но задержался ненадолго – повысили до инженера цеха эксплуатации газопроводов. Основой моей работы были сбор и анализ информации, ее систематизация и контроль. Я сверял сроки контрольных ремонтов на трубопроводах, их соответствие нормам промышленной безопасности, корректировал годовой план. Был таким «посредником» между начальником цеха и Ростехнадзором, помогал выполнять работу безопасно и качественно.

Еще через пару лет на пенсию выходил наш начальник газовой службы и рекомендовал мою кандидатуру на свое место.

 

– Здесь задачи уже отличались?

– Да. Пришло время работы не с данными, а с персоналом. Нужно было проанализировать и наладить процесс так, чтобы сотрудник занимался тем, что необходимо. Для каждой должности создали калькуляцию с четким планом работ, маршрутную карту с чек-листом, где расписано каждое действие и даже схема объезда. Не просто оптимизировали работу, но и добились получения и систематизации всей информации. Ушли от вечного «пойди туда, не знаю куда».

Поначалу были сложности – старожилы не воспринимали новую метлу. Тем более был еще молод.

Второй задачей, когда меня уже приняли и поняли, стало сплотить коллектив. Тогда начали устраивать первые маевки, провели волейбольный матч, зимой – Рождественские встречи. Неформальное общение коллег дорогого стоит.

Плотное взаимодействие с нефтяниками, знание оборудования на промыслах помогло стать начальником Центральной инженерно-технологической службы. Здесь работа похожа на деятельность инженера по эксплуатации газопроводов, но вместо газораспределительных сетей – весь завод: компрессоры, трубопроводы, насосы.

И на этой должности я отработал недолго, вновь предложили повышение – главным инженером. А там уже и директором.

 

– Вы много внимания уделяете работе с людьми. Можно поинтересоваться, вы как начальник голосуете за кнут или пряник?

– Не люблю слово «начальник», мне ближе «руководитель». Сложилось такое мнение, что начальник тот, кто работает по инструкции, «нарезает» задачи и требует их выполнения. Я как руководитель предприятия не могу просто требовать, я должен понимать работника. Допустим, трубопроводчик линейный часто проявляет смекалку, а об условиях труда и говорить нечего – в любую погоду на трассе, бывает в метель или по пояс в воде. И чтобы человек не ощущал, что он в грязи копается, а начальник в тепле сидит, его нужно мотивировать. Нужно, чтобы он понимал, что работа принесет результат, будет вознаграждена, и делает он это не для меня, а для себя.

 

– На заводе трудятся ваши жена и сын. Родственные отношения сказываются на работе?

– Конечно, я интересуюсь, как у них дела, но в сам процесс работы стараюсь не лезть. Есть такое понятие – производственная «обезьяна», которая не может долго усидеть на одном плече. Если начну активно помогать семье, то их «обезьяны» перепрыгнут на мои плечи, и я, элементарно, начну работать за них. Поэтому такое дистанцирование: каждый занят своим делом. Дома тоже стараюсь о работе не заговаривать.

А вообще на УГПЗ многие трудятся семьями. Династия слишком громкое слово для 40-летнего завода, но родители приглашают детей, потому что видят, что здесь созданы комфортные условия труда, к людям относятся по-человечески. Есть предпосылки и к более долгим династиям. Поэтому и получается, что у нас 95 % местных работников – большая заводская семья, династия усинцев.

 

– Главное в каждой семье – поддержка друг друга. Как завод «заботится» о работниках?

– Что касается социального обеспечения работников, их семей и ветеранов, мы выполняем все обязательства, принятые в ЛУКОЙЛ-Коми. Но на этом наша ответственность не заканчивается, мы ответственны и перед регионом. Элементарно – экология. Мы строго следим, чтобы наши процессы не наносили вреда природе. Сокращаем потери, не выбрасываем в атмосферу метан, который несет прямой вред озоновому слою планеты. Бережем природу и «на земле» – коллектив УГПЗ проводит субботники, приглашает горожан присоединиться к сотрудникам и их семьям.

 

– Заводчане и их семьи преимущественно усинцы, здесь живут, работают, растят детей. Как строится взаимодействие газовиков с социальными учреждениями города?

– Я – член попечительского совета Усинского детского дома и Центра дополнительного образования детей. Руководство учреждений обращается с просьбами, а мы коллективно решаем, как помочь. Постоянно проводим субботники на территории детдома, помогаем в чистке снега, ни один праздник не обходится без того, чтобы мы не поздравили детей. Недавно организовали мастер-класс по батику, привезли ребятам парикмахера.

Я раньше жил напротив детского дома, поддерживал эту большую семью, еще будучи бизнесменом. И сейчас предпринимательское сообщество Усинска помогает детям. Моя задача – стать связующим звеном между теми, кто хочет помочь, и теми, кому эта помощь необходима.

Конечно, добрые дела заводчан не ограничиваются одним учреждением. Например, собственными средствами помог второй школе сделать небольшой ремонт, а мои коллеги, друзья – дому престарелых организовать «доступную среду» для людей с ограниченными возможностями, Молодежному центру сделали подарок – большой ТВ с мультимедийным центром.

Признаться, все это не заметно, но из многих маленьких дел складывается большая любовь к родному городу и его жителям.

5 4 2

5 4 3

5 4 4

Беседовала
Валентина ЗАХАРОВА

Снимки из архива «СВ»

 

Оставьте комментарий

Пролистать наверх