ТАЙНА ЗА СЕМЬЮ ПЕЧАТЯМИ,

или Взгляд на Ухту через 80 лет

Так уж сложилось, что восемь десятилетий назад на просторах огромной России появился город Ухта. И с тех пор ухтинцы вписали в общую ее историю немало своих славных страниц. Однако многие события этой истории до самого последнего времени оставались своеобразной тайной за семью печатями. Много лет, например, шли горячие споры о точной дате рождения города. И только в феврале 2009 года было принято решение считать датой основания Ухты 21 августа 1929 года.

И. Воронцова с атласом

Пролить свет на не известные до сих пор страницы поможет «Историко-культурный атлас города Ухты», появление которого в августе прошлого года стало настоящим событием.

– Следует отметить, что с 1929 по 1938 годы Ухта была «белым пятном» на географической карте, своеобразным «почтовым ящиком» для переписки, – рассказывает библиограф-краевед, редактор-составитель и автор ряда очерков «Историко-культурного атласа города Ухты» Ирина Воронцова. – Информация о поселении и его жизни была закрытой. И только 1980-е годы можно назвать временем начала полноценных исследований истории Ухты.

экспедиция ОГПУ 1929 г.

До недавнего времени считалось, что нефть Севера была открыта только в 1950-е годы, что свой газ страна получила с постройкой саратовского газопровода. И это при том, что еще в 1935 году первый газ был получен из скважины на Седъеле, а об ухтинской нефти известно было еще с ХV века. В 1745 году на реке Ухте основал первый российский нефтепромысел Ф. Прядунов, в ХIХ веке была пробурена скважина на промысле М. Сидорова и получена первая промышленная нефть Севера. В 1930-м скважина № 1/5, пробуренная у реки Чибью бригадой И. Косолапкина, подтвердила наличие девонской нефти Чибьюского месторождения, открытого в 1917 году «Русским товариществом «Нефть».

Для России, находившейся в начале ХХ века в прямой зависимости от дорогостоящей бакинской нефти, разработка залежей ухтинской нефти была спасением: близкое залегание пластов, наличие рабочей силы в соседних губерниях, обилие прочих природных ресурсов.

Накануне революции проблемы на бакинских промыслах подтолкнули царское правительство к еще более активным шагам по освоению наших земель. Участки вблизи Ухты раскупались с надеждой на хорошую перспективу. Но только единицы могли начать добычу нефти. Остро не хватало дорог, железнодорожного сообщения. И все же работал «Варваринский» нефтепромысел А. Гансберга, были также построены керосиновый завод и электростанция.

В 1918 году уже Совнарком Советской России выделяет деньги на геологические исследования. Но развить эту деятельность и получить результаты помешала гражданская война.

Однако уже экспедициям 1926-27 годов было суждено обнаружить газопроявления, гелий, барий и радий, причем в таких количествах, что Ухтинский район вошел в план первой советской пятилетки. Теперь речь шла уже в целом о Тимано-Печорском регионе.

Проблема собственных ресурсов обострилась в Великую Отечественную войну. Страна, отрезанная от азиатской нефти и украинских шахт, эшелонами стала получать нефть и каменный уголь именно отсюда. На нужды военной промышленности работал сажевый завод, обеспечивая машиностроение резиновой продукцией. Словом, Ухта должна была занять свое место в истории России как город первой российской нефти. Сегодня благодаря трудам наших историков, краеведов, геологов, журналистов этот исторический факт признан отечественной историографией.

– Ирина Дмитриевна, с одной стороны Ухта – это родина первооткрывателей отечественной нефти; с другой – одно из звеньев в цепи ГУЛАГа, место ссылки умнейших людей страны, ставшее для десятков тысяч из них братской могилой. Как вам удалось соединить такие противоречивые факты?

– Это те факты, которые мы не в силах изменить. В издании тема репрессий отражена и отдельным очерком, и проходит красной нитью в рассказах о становлении и развитии большинства сфер и отраслей деятельности Ухты. На протяжении десятка лет заселение города шло за счет заключенных, из которых сначала выбирали крепких мужчин, способных выдержать труднейший переход по реке, перевезти многотонный груз до места назначения. В то же время здесь нужны были настоящие специалисты горного дела, инженеры, строители, химики, топографы… Число сосланных в Ухтпечлаг росло непрерывно. Именно они заложили здесь основы и создали проекты геологических, научных, энергетических, культурных учреждений, ярегских нефтешахт, заводов, строительных компаний, машиностроительных предприятий. Все развивалось на месте, ведь контакт с внешним миром был невозможен. Величайшие умы отрасли были собраны на просторах Тимано-Печоры с прагматичной целью: с минимальными затратами, трудом заключенных создать крупный промышленный центр, добыть богатейшие природные ресурсы. Именно поэтому в «Атласе» 700 фотографий из 1044 посвящены персоналиям. Это снимки людей, делавших историю Ухты.

– Книга действительно отлично иллюстрирована, можно сказать, что это своеобразная история в лицах. Интересно, а как шла работа с архивами и отслеживанием хронологии событий?

– Прежде всего следует отметить, что своими богатейшими фондами поделился Историко-краеведческий музей Ухты. Собирали свои архивы и крупнейшие предприятия города. Использовали мы и публикации в газетах и журналах, исследования историков о ТЭКе, коми крае и на лагерную тематику.

Конечно, объять необъятное невозможно, поэтому нашей задачей было не только пролить свет на прежде не известные страницы истории, но и объединить известные исторические факты, не вызывающие сомнений, по хронологии: что происходило, где и когда. Мы проследили весь путь от первых известий о нефти до первой научной экспедиции, от первого нефтяного промысла до основания первого постоянного поселения. И дальше – шаг за шагом о том, как шло развитие инфраструктуры.

Конечно, все до сих пор написанное об Ухте крайне важно. Но уже давно было очевидно: нужен новый обобщающий материал, современное издание, которое будет полезно горожанам, а особенно подрастающему поколению, и сможет стать визитной карточкой Ухты. Идея была одобрена предыдущим составом администрации города, не отказался от нее и Олег Владимирович Казарцев. По нашему убеждению Ухта – это все то, что определяет современный облик Республики Коми. Это основа основ, плацдарм для геологических исследований территории коми края.

Впервые на страницах издания собраны рядом первооткрыватели месторождений, участники первого этапа ухтинской экспедиции, строители, архитекторы, вкратце дана их биография. В книгу вошли репродукции картин В. Маслова, А. Штейнберга, А. Бухарова, Е. Нейшпапа, В. Кислова. Да и все мои коллеги по работе над книгой – очень трудоспособные и талантливые люди, настоящие патриоты. Поэтому нет ничего удивительного, что все мы за время работы над книгой крепко сдружились и объединились в клуб «Краевед». В том виде, в котором «Атлас» вышел в свет, он обязан оформительской работе Олега Сизоненко.

– Совершенно по-особому и очень к месту смотрится и читается материал о коренных жителях нынешней Ухты…

– Знаете, историю Ухты традиционно связывали со временем большевиков, которые «пришли и разбудили тайгу». Нет, они ступили на исконную землю зырян, живших здесь не одну сотню лет, имевших свой уклад, свою культуру. Изваиль, Усть-Ухта, Кедвавом… Очерки о местных селах, о природе края, фотографии из семейных альбомов – это то, что составляет духовную основу «Атласа».

– Ухта рождалась в условиях заточения, несправедливости, страха. Как же оказалось возможным находиться в тисках и творить?

– Когда приговоренным к расстрелу или осужденным на многолетнее заточение в тюрьме приговор меняли на работу в Ухтпечлаге по их прежним специальностям, которыми они владели в совершенстве, очень многие, конечно же, принимали эти условия. Свой ум, знания они воплотили в конкретные исследования, разработки, проекты, понимая это как служение своей Родине. Ведь политика и начальство меняются, а страна, народ продолжают жить. Чем дальше мы изучаем документы тех лет, тем яснее понимаем, о скольких важных для города и для страны людях еще не знаем.

Каждое событие прошлых лет уже заняло свое место в истории: репрессии, Великая Отечественная, целина, космос… Все это имело место быть. Наша задача – приблизиться к истине, а не прокомментировать ее. К примеру, мы знаем, что критика Питирима Сорокина в итоге сменилась признанием его как основателя социологической науки. Не столь важно, например, и кем был Иван Стрижов – дворянином или «врагом народа». Главное, что именно его блестящим умом была открыта ярегская нефть. В этом плане нам повезло больше, чем предыдущему поколению историков, зажатых тисками идеологии. Теперь при желании каждый сможет продолжить изучение фактов, о которых только бегло упомянуто в «Атласе».

– Ирина Дмитриевна, не изменило ли Ваше отношение к Ухте дотошное копание в ее истории?

– Нет. Я и теперь убеждена, что, находясь на 1560-м километре от Москвы, Ухта все равно не является провинцией. Потому что она никогда не была отсталой в интеллектуальном плане. Здесь, в ссылке, наряду с рабочими, крестьянами и отпетыми уголовниками находилась и элита страны. Именно ее представители обучали новым профессиям простой люд, который не умел ни строить буровые, ни добывать нефть. Именно квалифицированные специалисты следили за развитием отрасли, шли с ней в ногу и воспитывали новых мастеров. Поэтому и никого не удивляет сегодня наличие в Ухте университета и своей научной школы. Ведь город с самого начала сам обеспечивал себя кадрами.

Мы владеем богатейшим наследием, еще не до конца оцененным потомками. Достаточно сказать, что только разделу о культуре в «Атласе» отведено сто страниц – и это лишь малая толика из имеющегося материала.

– Ирина Дмитриевна, совершенно очевидно, что город испытывает недостаток в литературе о своей истории. И тут появляется такое ценное издание, но его невозможно купить. Разве это не парадокс?

– «Историко-культурный атлас города Ухты» действительно вышел тиражом всего в 1000 экземпляров, причем в подарочном издании. В начале работы над ним шла речь о бюджетном выпуске «Атласа», стоимость и тираж которого были бы доступны для широкого круга читателей. Но осуществить это сегодня возможно только с привлечением спонсорских средств.

А ведь книга по-настоящему увлекает. В ней, например, затрагиваются темы, которые и сегодня многие стараются обходить стороной: заброшенные скважины, наличие радиоактивности и др. Вот почему очерк о радиевом промысле читаешь, не пропуская ни строчки. По мере ознакомления проникаешься и уважением к основателям Ухтинского механического завода, работе его коллектива. Становится понятной роль и значение развития газовой промышленности, очевидна уникальность проектов, которые служат людям и сегодня. Если вы совсем ничего не знали об истории Ухты, то сколько открытий предстоит вам совершить, читая эту книгу! При этом у читателя не однажды мелькнет мысль о сходстве этой книги с детективом. Именно так интригующе подан рассказ об отправке в бронированном вагоне радия, о приходе в здешние места первой экспедиции и о заброске под Ухту для диверсий и дезорганизации тыла немецко-фашистского десанта… Страницы истории такие разные, порой весьма трагичные, но вместе с тем «Атлас» проникнут духом гордости за город, его жителей, за наследие, переданное в наши руки. Семь лет шла подготовка книги к изданию, порой казалось, что повторится судьба других неизданных книг. Но, к счастью, «Атласу» было суждено увидеть свет.

Вопросы задавала Ольга ПЕРОВА

На снимках Сергея СОКОЛОВА и из архива ОАО «УМЗ»: И. Воронцова с атласом; экспедиция ОГПУ 1929 г.

Оставьте комментарий

Пролистать наверх