СЕВЕРНЫЙ ФОРПОСТ

Как поселок становился городом

Путь от поселка к городу был непростымПродолжаем изучать периодические издания прошлых лет, где нам удалось обнаружить информацию о становлении и развитии Усинска.

 

ПРОГРЕССУ НАЗЛО

…Передо мной книга очерков «Освоение», выпущенная Коми книжным издательством в 1986 году. В ней раскрывается тема развития Тимано-Печорского территориально-производственного комплекса. Материалы книги в разное время были напечатаны в журнале «Дружба народов», они имеют художественную направленность и написаны в легком стиле. Читать их – одно удовольствие.

Нам же наиболее интересен материал Эдуарда Белтова «Форпост». Автор не раз бывал в командировках в Усинске периода его становления. А свой очередной очерк, датируемый 1984 годом, он начинает с рассказа об одном из символов Усинска – балках, в которых жили люди. Вот как автор их описывает:

«…балки – временные жилые сооружения, очень похожие на железнодорожные вагоны времен гражданской войны, только без колес, сцепов и прочих путейских причиндалов. Это вагоны, которым никуда ехать не надо, а надо стоять там, где их поставили, потому что в них, занесенных по самую крышу зимой и раскаленных по самое некуда летом, живут люди – строители, нефтяники, геологи, геофизики, шоферы, живут кто год, кто два, а кто и несколько лет, живут в одиночку и семьями, покряхтывают, но живут».

Тогда, в 1984 году, как пишет Белтов, с этими балками боролась местная власть во главе с председателем исполкома Усинского районного Совета народных депутатов Александром Ивановичем Лукиным. Их сносили как нечто вредное и ненужное, мешающее прогрессу.

 

РОКФЕЛЛЕР И ЕГО КУРИЦА

Не может районные власти не волновать проблема работы вахтовым методом – от этого вопроса, в сущности, и зависит будущее Усинска. Вот что говорит автору на эту тему А. Лукин:

«Добыча нефти вахтовым способом применительно к нашим условиям – варварство! Ведь здесь возможна полнокровная, нормальная жизнь! В Сибири, может быть, нет, а у нас – да! Вахтовый метод – это воплощенная леность ведомств, ведущих здесь разработку полезных ископаемых. Я понимаю, что для Миннефтепрома оплатить билеты на самолет для летающих вахт – пара пустяков. Убытки? Не смешите меня… Это те еще убытки – у Рокфеллера курица сдохла…»

Люди, жившие и строившие здесь многоэтажки, всей душой мечтали о том, чтобы Усинск стал городом с большой буквы, с большим будущим. И залогом тому видели, конечно же, бурное развитие нефтяной промышленности здесь. И автор буквально заглядывает в будущее:

«Харьягинское нефтяное месторождение только начинает осваиваться, туда тянут бетонную дорогу и в ближайшие годы там возникнет внушительный поселок – ра-зумеется, вахтовый. До Харьяги от Усинска триста километров, на полдороге – вахтовый поселок 51-й буровой… А ведь в перспективе, пусть далекой, но вполне реальной, просматривается выход на еще более дальние месторождения, и как знать, может быть, и на шельфовое бурение в океане».

 

ЗА ДЛИННЫМ РУБЛЕМ

Поднимает в очерке Э. Белтов и еще одну тему, актуальную для Усинска тех лет. «Временность» – эта черта, по мнению автора, присуща если не большинству, то многим здешним жителям.

«Если бы меня попросили нарисовать портрет типичного жителя Усинска, я, пожалуй, не стал бы долго мучиться и изобразил бы молодого человека, хорошо одетого, с тем исполненным оптимизма и веры в светлое будущее выражением лица… И в походке, и в самой стати усинца радует ощущение силы, молодости и той прелестной беззаботности, когда любые трудности воспринимаются как временные, и они впрямь оказываются временными. Ну и что ж тут такого, ведь он сам тут временно, не навсегда».

Однако как часто в наши дни, разговаривая с ветеранами Усинска, можно услышать, что они приехали сюда за длинным рублем на год или два, а остались на десятилетия! Да, Север умеет затягивать людей… Сегодня кто-то из старожилов уезжает в теплые края, но есть и такие, кто остается, душой сроднившись с городом у Полярного круга, ведь здесь же осели их дети, родились внуки.

…В очерке говорится и о том, что поселок Усинск насчитывает уже полсотни тысяч жителей, но, несмотря на это, он до сих пор не получил статуса города.

«… все чаще применительно в Усинску в печати – и в местной, и в центральной – слышится звучное, но абсолютно точное определение – форпост. Форпост нефтедобычи на Европейском Севере нашей страны. Так что Усинск должен, просто-таки обязан выглядеть достойно. Солидно, во всяком случае».

В этой связи автор отмечает, что жителям Усинска уже присуще самосознание горожан, так что пора бы поселку назваться городом. Автор цитирует отрывки из изданий тех лет. В них говорится о росте доходов населения в районе, об обучении в усинском филиале ГПТУ-32 операторов по подземному ремонту скважин, помощников бурильщика по капитальному ремонту, о том, что в жилых домах часто ломаются лифты и коммунальщики просят бережнее к ним относиться, как открываются новые детские сады, школы. Да уж, темы у статей вполне городские!

Переживания автора о судьбе Усинска неслучайны. Завершается его очерк информацией о том, что указом президиума Верховного Совета РСФСР от 20 июля 1984 года рабочий поселок Усинск Усинского района Коми АССР отнесен к категории городов республиканского подчинения.

Анна ТКАЧЕНКО

На снимке из архива редакции: путь от поселка к городу был непростым

Оставьте комментарий

Пролистать наверх