По зову сердца

1 1 1

В первое воскресенье апреля страна отметит День геолога – праздник искателей, романтиков дальних дорог. Еще в советские времена профессия «геолог» ассоциировалась с чем-то особенным, неизведанным. Поступить на геологический было мечтой огромного количества юношей и девушек.

Сегодня популярность этой профессии не так уж велика, и это несмотря на то, что в век бурного развития технологий жизнь, даже на краю земли, стала гораздо проще. Тем не менее еще достаточно тех, кто готов посвятить себя этому делу, к тому же потребность в геологах по-прежнему есть. Без геологоразведки не начинается разработка месторождений. Казалось бы, все территории уже исходили многочисленные экспедиции, но белых пятен на геологических картах еще достаточно, то и дело прибывает в полку обозначенных на карте полезных ископаемых. И геологи продолжают уезжать на вахты на длительное время в разные уголки страны.

1 4 2

Сейчас уже геология перестала быть прежней: когда бородатые мужчины бродили месяцами по тайге, с рюкзаками, компасами и неизменным атрибутом – молотком. Современный специалист теперь больше времени проводит за компьютером и другим оборудованием, реже занят тяжелым физическим трудом.

«Северные ведомости» предложили вспомнить будни полевых геологов представителям этой героической профессии. Своими воспоминаниями с нами поделились специалисты отдела геологоразведочных работ ЛУКОЙЛ-Коми Сергей Лыгин и Фуад Халилов. Первый занимает в отделе должность ведущего геофизика, второй – ведущего инженера.

[bubble author=»» background=»#ddd» color=»» padding=»10px» border=»0″ type=»rounded»]

Сила природы

1 4 3lОбоих в профессию потянула романтика.

Сергей Лыгин родом из Грозного. В 1983 году поступил в Грозненский институт нефти и газа на специальность «Морская геофизика».

– Романтика, море, корабли…. А матросом быть не хотелось. Геофизика – то что надо. И работа интересная, и мир посмотреть можно, – вспоминает он.

Фуад Халилов родом из Баку. Но поступил в Старооскольский геологоразведочный техникум им И. И. Малышева (Белгородская обл.), затем окончил Российский государственный геологоразведочный университет им. Орджоникидзе (бывший МГРИ) в Москве.

Привыкших к практически курортным условиям юга парней судьба, каждого в свое время, забросила на Крайний Север. Вместе поработали в Нарьян-Маре, а затем, с разницей в пять лет, обосновались в Усинске, в ЛУКОЙЛ-Коми. Работа в поле для них осталась далеко в прошлом, но о том, как устроен быт современных геологов, они прекрасно осведомлены.

[/bubble]

[bubble author=»» background=»#ddd» color=»» padding=»10px» border=»0″ type=»rounded»]

О хлебе насущном…

1 4 4rБытовые условия за 30 – 40 лет в целом изменились, хотя жизнь партии по-прежнему протекает в вагончиках или балках. Раньше они отапливались дровами, и если печку ночью не подкормишь – утром к стенке примерз, и столовая на дровах, так что особо не пошикуешь. Туалет – «почти безграничен», вода – в рукомойнике, а то еще и снег топить приходилось. Белье стирали в тазике, а хлеб пекли в земляной печке.

Кстати, Фуаду Халилову самому приходилось печь такой хлеб.

Сегодня на стоянках геологов даже стиральные машины-автоматы стоят, нанимаются повара, санузлы утепленные, электричества вдоволь. Есть душ, а в некоторых партиях даже приборы для снятия кардиограммы.

[/bubble]

[bubble author=»» background=»#ddd» color=»» padding=»10px» border=»0″ type=»rounded»]

Бородач – не бородач

1 4 5lГеолог – бородатый мужик в толстом свитере и с молотком в руках.

Наши собеседники признают, что сами бороды никогда не отпускали, но в этих словах есть доля истины.

– Борода – это естественно, когда находишься несколько дней или недель в походных условиях, наедине с дикой природой, тем более во времена, когда электробритва была не у всех, а безопасными… Но, опять же, все зависит от человека, насколько ему комфортно и удобно, – говорит Сергей Лыгин. – А также от того, насколько щепетильно относится он к своей внешности, ну и от собственной лени, конечно. Хотя в геологии лентяй – это большей частью исключительный случай.

Еще одна польза от бороды – теплее! В Коми геологические исследования в основном производятся в зимний период. Это обусловлено климатическими и рельефными условиями, чтобы избежать нарушения почвенного покрова. В общем как в песне: «Согревает борода в холода».

[/bubble]

[bubble author=»» background=»#ddd» color=»» padding=»10px» border=»0″ type=»rounded»]

До чего дошел прогресс

1 4 6rВ сравнении с 1970–80-ми годами оборудование стало менее громоздким, модульным и удобным в использовании.

Но здесь есть свои нюансы. С одной стороны, процесс получения необходимой информации упростился, с другой – он стал более энергозатратным, то есть сегодня требуется больше людей и техники. К примеру, если раньше в партии работали 56–60 человек, то сегодня – 200–300. А все потому, что усложнилась методика, увеличились объемы, стали другими требования и т. д. Зато и точность исследований куда как выросла.

[/bubble]

[bubble author=»» background=»#ddd» color=»» padding=»10px» border=»0″ type=»rounded»]

От рации до мобильного

1 4 7lНаши собеседники еще застали времена, когда связь с родными в долгих экспедициях поддерживалась письмами.

Конечно, рация была у руководителя партии, который ежедневно, а то и два-три раза в день передавал информацию на базу о результатах полевых работ, выполненных планах и состоянии группы. А вот родным писали письма, которые отправляли с оказией, – вертолетом, вездеходом, на санях, регулярно доставлявшим продукты и оборудование.

Сегодня нет проблем, чтобы связаться с близкими. Спутниковая связь работает отлично, да и мобильная широко распространена. Можно не только говорить по телефону, но и общаться по видеосвязи.

[/bubble]

[bubble author=»» background=»#ddd» color=»» padding=»10px» border=»0″ type=»rounded»]

Но это не точно…

1 4 8rКак говорят собеседники «СВ», у каждого уважающего себя геолога есть свой взгляд на то, где лучше поставить скважину.

Фуад считает, что геологи – народ суеверный. У них не принято отмечать нереализованные задачи, пока они не разрешатся окончательно. Например, они не говорят, что мы закончим эту работу в такой-то срок. А если уж необходимо озвучить конкретные сроки, всегда делают оговорку, мол, ориентировочно. Даже в офисе эта привычка сохраняется.

– Сделаем, тогда уже отметим! – замечает инженер.

А Сергей Лыгин его поддерживает:

– Говорят, у двух геофизиков – три мнения на одну и ту же проблему. Даже поговорка есть такая. Хотя геофизика как часть геологии и точная наука, но точно мы ничего не говорим, можем только предполагать, прогнозировать.

[/bubble]

Светлана БЫКОВСКАЯ

 

Оставьте комментарий

Пролистать наверх