Без срока давности

«Война не закончена, пока не похоронен последний погибший на ней солдат»,  – это девиз поискового движения. Ежегодно в конце апреля на местах кровопролитных сражений Великой Отечественной разворачиваются лагеря поисковиков и стартуют Вахты Памяти. Даже спустя десятки лет во время полевых работ находят артефакты той войны и возвращают имена погибших солдат. В рядах поисковых отрядов отметились и лукойловцы. Двое ухтинских нефтяников удостоены медали «За активную работу в поисковом движении».

Отряд «Ухтинец»

При Ухтинском государственном техническом университете в 2006 году основан поисковый отряд «Ухтинец». Студенты ежегодно принимают участие во всероссийских Вахтах Памяти. Традиционным местом полевой вахты для северян стал Великолукский район Псковской области, где в годы войны сражались земляки. В истории отряда было участие в проведении поисковых работ на территории Новгородской области: в окрестностях населенного пункта Мясной Бор, где выходили из окружения и погибли бойцы легендарной 2-й Ударной армии, а также в Старорусском районе на линии Рамушевского коридора в окрестностях урочища Сутоки.

В рядах «Ухтинца» отметились и нынешние работники ЛУКОЙЛа: инженер-механик ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз», председатель Совета молодых специалистов предприятия Владимир Мушинский и машинист технологических компрессоров установки ГДС-850 ЛУКОЙЛ-Ухтанефтепереработка Михаил Гребенщиков.

Михаил Гребенщиков: «Эта земля до сих пор хранит память о страшных временах».

Михаил Гребенщиков вступил в отряд «Ухтинец» в 2009 году. Побывал в шести полевых поисковых экспедициях на территории Новгородской и Псковской областей. При его непосредственном участии найдены и переданы для перезахоронения останки 23 бойцов Красной армии, погибших в годы Великой Отечественной войны.

– В поисковый отряд я вступил на первом курсе. Узнал о нем от старших товарищей и сразу записался,  – вспоминает Михаил. – Когда ехал на Вахту, не представлял, что меня там ждет. Впервые оказавшись в местах, где проходили сражения, был поражен увиденным. Эта земля до сих пор хранит память о страшных временах. Линии окопов, воронки и блиндажи видны даже спустя шестьдесят с лишним лет. Но самым сильным потрясением для меня был первый поднятый боец. Впечатление об этой находке врезалось в память. Подъем бойцов тяжел не столько физически, сколько морально, страшно осознавать, что эти люди больше не смогли вернуться домой, к своим семьям. Они так и остались лежать, без вести пропавшие. Я благодарю тех людей, которые ценой своего здоровья и жизни дали нам возможность жить в свободной стране. Спасибо огромное им всем – и живым, и павшим. Ваш подвиг не забудут никогда!

Владимир Мушинский: «Они понимали: кто, если не мы».

Поисковую работу начал в 2012 году, ездил в четыре экспедиции. Принимал участие в подъеме двух самолетов, сбитых на территории Воронежской области. В результате удалось установить фронтовую судьбу их экипажей. О первых впечатлениях от Вахты, опасностях и радостях поиска Владимир Мушинский рассказал в блиц-интервью «СВ».

– Почему решил вступить в ряды поисковиков?

– Все просто: мои дед и прадед воевали, прадед пропал без вести, как и те, кого мы находим. Хочется отдать дань памяти подвигу простого солдата, отдавшего жизнь за Родину. Важно даже спустя много лет установить их личности, предать останки земле, сообщить родным, где похоронен боец. Считаю, это благородная и великая цель.

– Вспомнишь первый выезд?

– Первую Вахту провел под Великим Новгородом. Это было очень волнительно, знал, что в работе поисковика очень много опасностей. Начиная от неразорвавшихся мин, снарядов, патронов, заканчивая загрязнением почвы трупным ядом. Поэтому первый раз – специфично и непонятно. Плюс огромное количество вещей, жизнь в лесу, самостоятельно строить лагерь, копать с утра до вечера…

Помню смешанные чувства эйфории и легкой грусти, когда нашел останки первого на моей практике бойца.

– Сейчас бы поехал снова?

– Понятно, что сейчас работа и семья не позволяют выезжать, но не раздумывая поехал, если бы довелось. Это очень интересное направление: много общения с другими поисковиками, байки, погружение в историю, знакомство с военным арсеналом… Очень интересно поговорить с жителями сел. Да и сам процесс: искать, раскапывать, аккуратно доставать снаряды, дожидаться саперов… Когда копаешь, стараешься найти любые признаки человека: каску, ложку, вилку, котелок. Словом, все, что поможет установить его личность. Зачастую солдатские медальоны мы находили пустыми  – была примета: не вернешься, если заполнишь анкету. Из-за поверья сложно идентифицировать останки, здесь и помогали бытовые вещи, ведь на них красноармейцы нацарапывали фамилии.

– Что больше всего потрясло за все время выездов?

– Очень много потрясений, потому что ты работаешь с человеческими останками, с арсеналом – гранаты, которые не разорвались, мины, патроны.

Историй много. Расскажу, что первое в голову пришло. Это было в мою первую Вахту. До обеда поработали, пошли подкрепиться, а я запнулся, упал и вымок весь, поэтому остался в лагере помогать дежурному. Пошел набирать воду. Иду по обычной тропинке, никого не трогаю, шоркаю ногами и, хоп! Противопехотная мина! Лежит там, где все ходили. И никто не замечал, а я нашел.

Бывали страшные моменты. Когда раскапываешь, видишь, что часть останков лежит в одном месте, а часть  – в метре от них. И понимаешь  – человека просто разорвало. Старожилы рассказывали байки о неупокоенных духах, которые уводили поисковиков за собой. Тоже жутковато у костра.

Отмечу: чтобы найти останки, начинаешь копать яму два на два метра, в глубину еще два метра. Мы когда под Воронежем нашли самолет, была просто огромная яма. Мы поднимали части фюзеляжа, запчасти, пулеметы…

– Что для тебя это движение?

– Это дань памяти людям, которые отдали жизнь за то, чтобы у нас сейчас все было хорошо. Они понимали: кто, если не мы. Если мы не постоим за свою Родину, то кто?

И эта память, возможность сообщить родственникам, что ваш дед или прадед погиб здесь… Он герой. Уменьшая количество без вести пропавших, мы вновь доказываем: никто не забыт, ничто не забыто.

***

Отряду «Ухтинец» удалось установить личности многих солдат. Так, однажды поступила просьба оказать содействие в поиске родственников Петра Яковлевича Сконникова, 1917 года рождения, призванного Ухтинским райвоенкоматом в сентябре 1941 года. Известно было, что во время проведения поисковых работ в Киришском районе Ленинградской области в урочище Ларионов Остров были найдены останки более сорока советских воинов – бойцов 86-го и 90-го отдельных лыжных батальонов. Среди прочитанных медальонов значилась и фамилия Сконникова, младшего сержанта, командира отделения, пропавшего без вести 26 декабря 1941 года. Он был уроженцем деревни Подвислово Ряжского района Рязанской области. Попытка найти родственников бойца через Ухтинский военкомат и паспортный стол оказалась безрезультатной. Тогда студенты обратились за помощью к администрации Рязанской области, сообщили имеющуюся информацию. Там посоветовали связаться с администрацией села Подвислово, что и было сделано. Результатом поиска стало письмо на электронный адрес с такими словами: «Добрый день! Сконников Петр Яковлевич – мой дядя. В настоящее время живы его родственники. Сестра Мария живет в городе Касимове, сестра Анна живет в Ярославле, сестры Любовь и Вера – в селе Подвислово».

Посвящение в поисковики
Владимир Мушинский за работой
«Ухтинец» в День Победы 2013 г. – Михаил Гребенщиков первый справа, Владимир Мушинский второй слева
Михаил Гребенщиков

Валентина НОВИКОВА
Фото из архива поискового отряда «Ухтинец»

Пролистать наверх