По следам заложников войны

История Республики Коми неразрывно связана с изнанкой советского периода – лагерями и спецпоселениями. Сюда, буквально на край земли, ссылали тех, кто пришелся не к месту и не ко времени в Стране Советов. Такая судьба, начиная с 1941 года, постигла и всех российских немцев. Сейчас, спустя 80 лет, стереть белые пятна в истории сосланных в тайгу родных и близких стараются в республиканской немецкой национально-культурной автономии. Этнографическая экспедиция по следам спецпоселенцев, организацию которой поддержал ЛУКОЙЛ, побывала в Усинском районе. И еще до начала путешествия в бывшее поселение лесозаготовителей Нялту начали происходить по-настоящему удивительные вещи.

Скорбная дата для всех советских, а ныне – российских немцев – 28 августа, когда в 1941 году был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в регионах Поволжья». Тогда была упразднена Автономная Советская Социалистическая Республика Немцев Поволжья (АССРНП), образованная еще в 1924 году. За короткий срок было выселено все ее население, также депортированы немцы Украины, Кавказа, Ленинграда. За первые месяцы войны были переселены 1 млн 200 тысяч человек. У них в одночасье отняли все: гражданские права, имущество, могилы предков, возможность говорить на родном языке, сохранять свою культуру, традиции. На долгие годы к ним приклеили ярлык «враги народа».

По воспоминаниям старожилов, более сотни немцев пригнали в село Мутный Материк. Мужчины, женщины, дети и пожилые люди сошли с баржи осенью 41-го, им выдали лопаты для рытья землянок. Так и началась история лесозаготовительного пункта на берегу речушки Нялта-Ю.

Сейчас в глухом лесу найти бывшее спецпоселение непросто. О том, что здесь жили люди, напоминают лишь три десятка небольших холмиков – бывшие землянки, заросшие могилки и поклонный крест.

На днях из Нялты вернулась молодежная этнографическая экспедиция российских немцев региональной немецкой национально-культурной автономии (ННКА). Проект «Нялта… Без прошлого нет будущего» стал одним из победителей Конкурса социальных и культурных проектов ПАО «ЛУКОЙЛ», благодаря средствам гранта удалось организовать эту поездку.

Удивительное рядом

По словам председателя немецкой автономии Коми Елены Копп, это уже 18-я экспедиция. В этом году она посвящена вековому юбилею государственности Коми, 150-летию села Мутный Материк, в пяти километрах от которого и расположена Нялта, а также совсем не праздничному 80-летию указа о депортации.

Как сказано выше, удивительные события начались еще задолго до старта экспедиции.

– Долгое время бытовало мнение, что российских немцев в Усинском районе не было. Но благодаря изысканиям местной ННКА «Эдельвейс» мы, можно сказать, напали на след. ННКА занимается Нялтой с 2014 года. Тогда здесь установили поклонный крест в память о безвременно ушедших, но главной задачей было найти свидетелей тех событий, – рассказала корреспонденту «СВ» Елена Копп. – В архивах председатель «Эдельвейса» Наталья Коновалова разыскала упоминание о 57 семьях с немецкими фамилиями. Однако установить родственников не удавалось до недавнего времени.

Здесь на помощь этнографам пришел случай. Жители Мутного Материка вспоминали о семье с фамилией «вроде бы Эзоповы», по ней и искали. Безрезультатно. Предположили, что Эзоповы – неподходящая фамилия для немцев и скорее всего по-немецки она звучала, как «Эзау». Поэтому по-русски будет Эзовы.

Наконец поиски увенчались успехом! Сельчане рассказывали об учительнице Герте Юлиусовне и ее сыне Ароне. А в Сети нашлась Эзова Елена Ароновна, и не где-нибудь, а на Дальнем Востоке, в Комсомольске-на-Амуре.

Супруги Каневы с Ароном Эзовым
Супруги Каневы с дочерью Арона – Еленой

Наталья Коновалова связалась с Еленой, догадка получила подтверждение: в архиве семьи Эзовых нашлись те же фото, что и у жителей Мутного Материка. А сама Елена с удовольствием согласилась принять участие в экспедиции.

Маршрут пролегал через Мутный Материк, до которого добирались на катере. Здесь этнографов встречали местные жители, среди которых чета Каневых: Татьяна Андреевна и Анатолий Георгиевич.

Они провели экскурсию по селу и поделились воспоминаниями: в 1988 году в Мутный Материк уже приезжали российские немцы, которые искали Нялту. Останавливались они как раз у Каневых, на память осталось фото, сделанное на скамейке у реки.

Как выяснилось, это были совсем не чужие нынешней экспедиции люди, а никто другой, как отец Елены Эзовой Арон. К слову, снимок, сделанный 30 лет назад, повторили, только место папы заняла дочь.

После исследователи сплавились на лодках до Нялты, затем – пешком через речку и дебри. И перед глазами открылось то, что некогда было спецпоселением лесозаготовителей. Здесь «поисковики» провели три дня: расчистили территорию, облагородили кладбище, возложили венки и нашли артефакты 40-х годов.

– В восьмой по счету землянке мы обнаружили печку-буржуйку. Видно было, что люди чуть ли не руками это железо гнули, страшно представить, что довелось им пережить в первую зиму в Нялте, – говорит Елена Копп. – В топке сохранился уголь, мы его собрали и передали в школьный музей Мутного Материка. Также обнаружили гвозди тех времен, вбитые в отлично сохранившуюся бревенчатую стену.

Вывезти железную печь участники экспедиции не смогли, но надежно закрепили ее у поклонного креста (чтобы не унесло половодьем), и сейчас любой краеведческий музей может забрать экспонат в свою коллекцию.

– Итог нашей поездки – это возможность для Елены прикоснуться к своим корням, поклониться могиле родных, а для нас – восстановить историю, – добавила Елена Копп. – Это путешествие получилось удивительным. Благодарность местным жителям за то, что поддерживали нас на всем пути, администрации Мутного Материка, Министерству национальной политики и Компании «ЛУКОЙЛ».

История семьи – история народа

О жизни своей семьи «СВ» рассказала сама Елена Эзова.

В 1942 году из украинского Запорожья сослали большую семью: отца с матерью, двух дочерей и внуков. Они и прибыли в Нялту на барже.

Старшее поколение практически сразу после приезда скосила эпидемия тифа, бушевавшая в поселении. Поэтому и сведений о них почти не осталось, но где-то в нялтинских дебрях остались их могилы.

Бабушка Елены Эзовой, та самая Герта Юлиусовна, осталась на руках с младшей сестрой и двумя детьми: дочерью Галей и сыном Ароном. После, уже в 1944 году, родилась маленькая Вера.

Через два года лесозаготовительный пункт в Нялте расформировали, людей перевезли в Усть-Усу. Герта Юлиусовна много лет проработала в райцентре учительницей немецкого языка. Ее до сих пор помнят бывшие ученики, которые отмечают, что наставница была очень скупа на эмоции. Это была не немецкая чопорность, а некая грусть, отпечаток тяжелой жизни.

Вырваться на Большую землю невыездной немке удалось только в 1974 году. Вместе с мужем Матвеем Бухарковым Герта Юлиусовна поселилась в Крыму, а сын Арон отправился на Дальний Восток, где обзавелся уже своей семьей.

– Очень специфичная получилась история. В ней есть еще одно совпадение: когда отец ездил в Усть-Усу в конце 80-х, я, тогда еще девятилетняя девочка, впервые увидела бабушку Герту. Я, конечно, мало что помню, врезалось в память лишь то отсутствие улыбки, о котором говорили жители Усть-Усы. Экспедиция дала мне возможность нащупать хоть какую-то информацию о своих корнях, подышать тем же воздухом, понять то невозможное, что довелось испытать людям, – говорит Елена. – Домой я везу с собой мешочек земли из Нялты, места, которое навсегда останется частью моей семьи, хотя оно и давно заросло бурьяном.

Валентина НОВИКОВА

Пролистать наверх