И ОДИН В ПОЛЕ – ВОИН

Портрет доктора в интерьере нефтепромысла

доктор Белобородов проводит медосмотрВ одну из недавних командировок на Тэдинское месторождение, которое разрабатывает ТПП «ЛУКОЙЛ-Севернефтегаз», меня разместили на ночевку в палату при медпункте. А поскольку эта комната рядом с врачебными кабинетами обычно пустует, доктор нефтепромысла Олег Белобородов был явно рад соседству и охотно согласился поговорить «за жизнь». Разговор, правда, частенько прерывался: к доктору то и дело заходили на медосмотр перед началом очередной смены.

– Это обязательная процедура для операторов по добыче нефти и газа, водителей и некоторых других категорий работников, – поясняет Олег Аркадьевич. – Нужна полная уверенность в том, что они приступают к работе, не испытывая проблем со здоровьем. На нефтедобывающем производстве иначе и быть не может: непрерывный производственный процесс требует четкой концентрации внимания. Ведь людям доверено сложное и дорогое оборудование, и они должны обладать отменной реакцией. Ежедневный медосмотр также проходит персонал столовой. Кроме того, я регулярно проверяю качество поставляемых на промысел продуктов и блюд, которые из них приготовили повара.

 

ВСЕГДА НАГОТОВЕ

В отличие от врачей в городских поликлиниках у доктора Белобородова нет определенных часов приема пациентов. Хотя тут я не прав, такие часы есть. Их ровно 24 – как на станциях «Скорой помощи». С той лишь разницей, что в постоянной готовности находится не бригада медиков, а всего один человек. Но, вопреки пословице, здесь и один в поле – воин. Что Олег Аркадьевич не раз убедительно доказывал на деле.

– В радиусе многих десятков километров других врачей в тундре нет. Случись что, надеяться больше не на кого. На самом нефтепромысле ситуации, требующие оказания экстренной медицинской помощи с хирургическим вмешательством, возникали крайне редко. А вот оленеводам помогать приходилось, – рассказывает Белобородов. – Например, пару лет назад в условиях полярной ночи на трассе зимника неподалеку от Тэдинки большегрузная машина наехала на снегоход. Водителя снегохода, оленевода, доставили ко мне в медпункт со множественными переломами, тяжелой черепно-мозговой травмой и обильным кровотечением. Состояние его было крайне тяжелым, требовалась срочная операция. Прооперировал. К утру, когда прибыл рейс санитарной авиации, жизнь пострадавшего была уже вне опасности и его отправили на вертолете в окружную больницу для дальнейшего лечения.

Было бы даже странно, если бы этот и другие подобные случаи застали Олега Аркадьевича врасплох. Медпункт на нефтепромысле оборудован просто отменно: это отдельный блок, состоящий из нескольких помещений, включая операционную. Есть весь необходимый хирургический инструментарий, специальная аппаратура и запас лекарств. А главное, сам Белобородов – хирург с огромным стажем, провел тысячи успешных операций, работая в Арахангельской областной больнице.

– В то время не думал и не гадал, что жизнь и работа будут так тесно связаны с нефтяной отраслью, – признается он. – А произошло это, в общем-то, случайно. Ко мне на операционный стол попал… врач совместного российско-американского нефтедобывающего предприятия «Полярное сияние» с Ардалинского месторождения. Его положительный отзыв сыграл свою роль, когда на конкурсной основе подыскивали кандидатуру доктора на Тэдинку.

 

СЛОВНО НА КОРАБЛЕ

Поначалу не так уж легко было адаптироваться к непривычным условиям. Выезжать в командировки в отдаленные места ему доводилось и прежде, бывал и в Ненецком автономном округе, но ведь не столь подолгу. По словам Белобородова, тогда сразу вспомнились книги врача Юрия Сенкевича о его участии в морских экспедициях Тура Хейердала.

– Эта аналогия напрашивалась сама собой, – говорит Олег Аркадьевич. – Промысел – тот же корабль в автономном плавании. Связь с Большой землей есть постоянно, но помощь оттуда, если что, придет лишь через несколько часов. Опять же долгие вахты, ограниченное пространство территории, одни и те же лица вокруг. Как и на корабле, многое зависит от умения находить общий язык с остальным экипажем. Обретение доверия к себе важно для любого врача, а здесь – в особенности…

Как полагает Белобородов, абсолютно здоровых людей не бывает, а бывают плохие диагносты. У всех у нас имеется предрасположенность к тем или иным заболеваниям. Да, при трудоустройстве на предприятия «ЛУКОЙЛа» кандидаты проходят строгий отбор, в том числе и по медицинским показаниям. А потом они еще периодически обследуются так называемыми узкими специалистами в рамках непременной диспансеризации, что способствует выявлению хронических заболеваний.

Но все-таки наиболее полной и достоверной информацией о здоровье каждого работника Тэдинского нефтепромысла обладает именно доктор Белобородов. И своей основной профессиональной задачей он считает предупреждение болезней.

– Эта профилактическая работа носит системный характер и занимает много времени, – подчеркивает Олег Аркадьевич. – На Тэдинке сложился стабильный трудовой коллектив, что позволяет с высокой степенью объективности оценивать функциональное состояние организма нефтяников. Обычно врачи не имеют такой удачной возможности. Многих из своих пациентов они зачастую видят впервые, а я могу отслеживать все изменения, опираясь на результаты собственных наблюдений на протяжении нескольких лет. Соответственно, мне проще дать человеку конкретную рекомендацию по укреплению его здоровья, назначить курс лечения или прописать персональную диету.

 

ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ

Ежедневно в пять утра он уже на ногах, по обыкновению бодр и энергичен. Доктор нефтепромысла обязан находиться в хорошей физической форме. Ставший недавно дедушкой (в июле у него родился внук), Олег Белобородов строго придерживается этого правила. Призывая других к здоровому образу жизни, следует этому призыву и сам: не курит (и никогда не курил), старается больше двигаться и чаще бывать на свежем воздухе. Утренняя зарядка возведена в ранг закона. Частым дополнением к ней является посещение тренажерного зала. Предмет особой страсти – русская банька.

– Отличное средство от хворей и недугов, – утверждает Олег Аркадьевич. – Усталость и недомогание как рукой снимает.

…Возвращаясь после вахты к себе в Архангельск, он первым делом отправляется на пригородную дачу – там и баня имеется, и яблоньки плодоносят, и всякие красивые растения цветут, за которыми он любовно ухаживает. Показал мне фотографии: и вправду, хороши и яблоки, и цветы.

Удалось Белобородову осуществить и свою давнюю мечту о дальних путешествиях. За время отпусков успел прикоснуться к древним египетским пирамидам, подивился на причудливую архитектуру Гауди в Барселоне, понырял с фотоаппаратом у коралловых рифов. Трудясь в обычной больнице, вряд ли бы он смог себе это позволить, а работа в нефтянке дала такую возможность.

Наверно, это повлияло и на выбор сына. Теперь после школы парень будет поступать не в медицинский, как намеревался прежде, а в институт нефти и газа.

– Первую практику сын проходил на нашем нефтепромысле, – с гордостью сообщил мне Белобородов. – Так что мы с ним в некоторой степени теперь коллеги!

на Тэдинском месторождении

для оленеводов он не чужой

Михаил ВЕСЕЛОВ

На снимках автора: доктор Белобородов проводит медосмотр; на Тэдинском месторождении; для оленеводов он не чужой

Оставьте комментарий

Пролистать наверх