Ход слоном

У одной из компаний-производителей компьютерных игр был слоган: Еasy to learn, hard to master – «Легко освоиться, но трудно стать мастером». Под это определение идеально подпадают шахматы, потому что научиться играть можно буквально за несколько занятий – понять, как ходят фигуры, узнать основные правила, но стать мастером крайне сложно. Мастерство баталий на черно-белом поле можно совершенствовать всю жизнь – предела нет. Накануне Международного дня шахмат, который отмечается 20 июля, мы поговорили с начальником Управления операций с имуществом и земельными участками Александром Усачевым о шахматах как науке, искусстве и спорте, минувшей Спартакиаде ПАО «ЛУКОЙЛ», а также о том, почему так важно «держать лицо».

– Александр Николаевич, помните этот момент, как научились играть в шахматы?

– Я хорошо помню, когда в первом классе к нам пришел тренер шахматной секции, и мы, наверное, половиной класса записались в Дом пионеров. Через год остался я один. Дома шахмат не было, родственники, конечно, играли на любительском уровне. Своего дядю начал обыгрывать с первого класса, он очень возмущался.

Помню и тренера – Семяшкина Евгения Васильевича. Мы, школьники, окружали его, сидящего за доской, а он показывал нам различные дебюты, учил, как действовать в зависимости от ситуации на доске. Он сумел нас увлечь, его инициатива попала в благодатную почву. Я даже турниры проводил среди одноклассников: рисовал «шахматки», кто с кем играет, набирал команду. Тогда для участия в соревнованиях нужны были три мальчика и девочка. Сам играл на городских и республиканских состязаниях. В Печоре местные турниры собирали до ста человек, считаю, это говорит о массовости увлечения в то время. А на республиканский съехалось около 200 шахматистов.

– По каким пособиям учились?

– Тогда, в 80-е годы, одним из первых учебников, по которым нам рекомендовали заниматься, был «Шаг за шагом» Николая Журавлева. В нем приводятся аналогии. Ведь шахматы  – это в какой-то степени модель жизни. Немного рассказывается о стратегии, гораздо больше о комбинациях.

Книги покупали в букинистических магазинах, где в то время была распространена спортивная, в частности шахматная литература. Дома, в Печоре, еще осталась небольшая библиотека: около 30 изданий о шахматах.

– Удалось заработать разряд?

– Я не помню, по какому принципу присваивались тогда разряды. Наверное, по набранным очкам в соревнованиях, по силе турнира. Я дошел до второго разряда. Потом, в старшей школе, другие увлечения перевесили, шахматы забросил. В университете, уже в Сыктывкаре, с товарищами, конечно, играли. Вновь шахматы пришли в мою жизнь в 2002 году, когда уже работал в ЛУКОЙЛе. В Усинске проходили городские соревнования, также я не пропустил, наверное, ни одних состязаний в рамках спартакиады предприятия. А возможность представить регион на общекорпоративной спартакиаде представилась впервые.

– К слову, о прошедшей спартакиаде, поделитесь впечатлениями?

– Это, безусловно, праздник спорта. У нас был один соревновательный день из трех, поэтому мы успели поболеть за своих коллег по команде, выступающих в других видах спорта. Редко выпадает такая возможность, когда есть готовая группа поддержки, неповторимая атмосфера и спортивный азарт. Плюс проведенные на высшем уровне официальные церемонии открытия и закрытия состязаний.

О себе говорить сложно, сыграли по силам. По рейтингу соперники были на голову выше, все же у нас больше любительские шахматы, а соревновались с настоящими мастерами. Моим партнером на первой доске был Павел Калмыков, и по моему мнению, шансов у него практически не было с такими серьезными оппонентами, но он смог составить серьезную конкуренцию и все же «зацепил» нужные команде два очка.

– Вспомните самую эмоциональную партию?

– Сложно вспомнить что-то из детства, осталось лишь общее впечатление от турниров. Запоминается больше последнее, в том числе и партию в Нижнем Новгороде можно назвать эмоциональной. Это была красивая победа: по позициям и материалу я проигрывал, но удалось провести матовую контратаку и заставить соперника уступить. Все чувства отразились на его лице.

Шахматы – игра, которая ведется непосредственно с соперником. Вы получаете удовольствие и некий эмоциональный результат, в том числе и от поражения. Проигрывать тоже нужно уметь. Одно дело, когда безоговорочно уступаешь сопернику, у которого уровень подготовки, мастерства и знаний гораздо выше. Другое – когда ты играешь с равным шахматистом, и тебе удается красиво победить. Вот это самое эмоциональное в нашем спорте.

– На каком моменте партии становится ясен уровень соперника?

– В профессиональных турнирах рейтинг оппонента известен заранее. Если раньше в шахматах были спортивные разряды, то сейчас введена система рейтинга. С развитием технологий любой шахматист, который участвует в официальных турнирах, имеет определенный рейтинг. Его легко найти в интернете. На соревнованиях пары формируют таким образом, чтобы спортсмены были примерно равного уровня. Тогда игра получится интересной.

В любительских турнирах, наверное, уровень соперника проявляется после первых пяти ходов. Важно, как долго он думает, как себя ведет. Это психология.

– Как концентрируетесь в ходе игры? Есть какие-либо специальные техники?

– Как правило, на турнирах введен режим тишины. Даже если завибрировал мобильный телефон, партия считается проигранной. Ничего не должно отвлекать от игры, ты проживаешь партию, сконцентрирован только на ней. Я думаю, это приходит с опытом: чем больше ты сыграл, тем больше опыт концентрации.

К тому же шахматы – это спорт. Нужно быть абсолютно здоровым, чтобы ничто не отвлекало непосредственно от игры. Мы в ЛУКОЙЛ-Коми играем по правилам рапида (быстрые шахматы). Даже не вспомню, когда играл в долгую версию. И это совсем другие шахматы. Здесь важна не концентрация на доске, а умение быстро думать, быстро ходить, быстро ориентироваться, нет времени долго считать. Где-то нужно и рискнуть: не просчитывать все до конца для экономии минут.

Плюс нужно скрывать эмоции. Неоднократно были ситуации, когда ты видишь, что сделал плохой ход, но в то же время понимаешь, что соперник этого не видит. Здесь ты не должен ликовать, охать и ахать, нужно сдерживаться.

– В шахматах есть место фортуне или только точный расчет?

– Сложно назвать удачей ситуацию, когда соперник зевнул, отвлекся или не увидел твоей ошибки, подставил фигуру. С точки зрения спорта, это фортуна улыбнулась и победа в кармане. А с точки зрения искусства, не вижу смысла выигрывать некрасиво. Если играем не на результат, все плохие ходы отыгрываются, подсказываем соперникам, чтобы достичь красивой партии, а не сворачивать игру из-за оплошности. Словом, победа в равной борьбе всегда большая удача, чем победа из-за зевка.

– Понятно, что за последний десяток лет даже игра с многовековой историей претерпела некоторые изменения. Участвуете в онлайн-турнирах? И как предпочитаете играть: в смартфоне или на доске?

– Я помню, что в секции были первые шахматные компьютеры. Это была собственно доска, у которой был какой-то «мозг», и мы набирали буквами и цифрами ходы, а отвечал компьютер. После этого появились первые компьютерные программы, которые сейчас ушли далеко вперед. В любом случае, игра с живым соперником гораздо интереснее. Возможна игра и дистанционно. Например, в период пандемии ЛУКОЙЛ провел несколько турниров, в которых мы участвовали от ЛУКОЙЛ-Коми. Играли дистанционно, судья по «зуму» отслеживал, чтобы мы не применяли никаких «читерских» технологий. Были захватывающие, запоминающиеся партии, но это все равно другое. Может, просто воспоминание из юности, но в вождении мышью по монитору чего-то не хватает. Мне все равно хочется нажимать на часы, двигать фигуры, чувствовать запах шахмат и видеть соперника.

В онлайн-турнирах все же участвую, а вот в смартфоне не играю.

– Вы смотрели нашумевший сериал «Ход королевы»?

– Смотрел, как и большинство трендовых сериалов. В нем, как и в остальных остросюжетных американских кинокартинах, шахматы выступают больше фоном, инструментом для демонстрации психологических моментов. Бесспорно, получил удовольствие. Шахмат, конечно, там мало, это больше качественный сериал. В советское время мы смотрели другой сериал: как играли Каспаров с Карповым. Матч на первенство мира по шахматам проходил с сентября 1984-го по февраль 1985-го, и за ним, без преувеличения, следил весь мир. В этом, кстати, прелесть «Хода королевы», где наглядно показано, как были популярны шахматы. Молодому поколению тот период времени совсем не знаком, но мне посчастливилось его запомнить, хотя я был достаточно юн. Эти партии были разыграны тогда, когда я занимался серьезно шахматами, поэтому с удовольствием их разбирал.

– Пару слов о психологии шахмат, какие качества характера воспитывают? В чем их ключевая польза?

– Шахматы – и наука, и искусство, и спорт. Во-первых, как и любой спорт, они учат противостоянию и соперничеству, достойно побеждать и проигрывать, понимать соперника, видеть логику его поведения, «слышать» его мысли, что в жизни немало помогает. Любые взаимоотношения строятся на диалоге, в ходе партии вы общаетесь только движением фигур, а после можете обменяться мнениями. Это общение и понимание своего соперника, способность выслушать другую сторону диалога. Также шахматы  – это умение не принимать необдуманных решений. В этом спорте всегда просчитываешь каждый ход, составляешь план игры, и в жизни ты должен оценить, к чему приведет определенное решение в дальнейшем, избегать необдуманных, эмоциональных поступков. Этому всему учат шахматы.

Теория шахмат развивается уже не одну сотню лет, изданы тысячи учебников про шахматы и дебюты, возможности течения партий. Это целая наука. И как любая наука, она требует определенных умений и навыков. Все ходы возможно просчитать, но невозможно уместить все в человеческом мозге. Мы никогда не сможем обыграть компьютер, однако его можно обмануть, применив элемент искусства. Поэтому люди и соперничают друг с другом. И, как и во всех областях жизни, есть хорошие шахматисты, а есть гениальные.

Залог хорошей партии – сильный соперник
С коллегой по команде, оператором ДНГ НШПП «Яреганефть» Павлом Калмыковым
Республиканский чемпионат по шахматам в Печоре

Валентина ЗАХАРОВА
Фото Александра ГРЫЗЛОВА, Оксаны ДОБРОЛЮБОВОЙ и из семейного архива Александра Усачева

Пролистать наверх