ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ – К ТЕРРИКОНАМ

Не каждому из нас дано заглянуть в книгу судеб и увидеть именно ему предначертанный путь. Не относится к числу таких избранных, по собственному его признанию, и начальник нефтешахты № 2 НШУ «Яреганефть» ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз» Владимир Суворов. Хотя, как выяснилось из нашего разговора, одна подсказка в самом далеком детстве все-таки была. Словно некие высшие силы подтолкнули его в нужном направлении, вызвав вначале мальчишеский интерес, а потом и совершенно обдуманный профессиональный выбор.

Владимир Суворов– Мои родители не были связаны с нефтяной отраслью, и я отлично помню о своей детской мечте стать офицером, – говорит Владимир Юрьевич. – Но когда после школы пришлось делать окончательный выбор, у меня сомнений не было: иду в горно-нефтяной техникум. Почему? Наверное, сказались детские впечатления от буровой, стоявшей в 1980-х по дороге в поселок Югэр. Мы с родителями нередко мимо нее проезжали. Позже уже вместе с друзьями стали изучать ее самостоятельно и с неподдельным интересом. Установка эта вызывала у нас много вопросов, главный из которых: как такое возможно – бурить скважины и попадать в заданную точку?

Я увлекся этим не на шутку, и курс теории осваивал уже на кафедре «Бурение нефтяных и газовых скважин» ухтинского техникума. А практика началась на Харьяге, в экспедиции глубокого эксплуатационного бурения № 3 Усинского УБР ПО «Коминефть».

– Владимир Юрьевич, чем же все-таки привлекла Вас профессия буровика, одна из самых тяжелых и сложных в отрасли?

– Безусловно, профессия требует наличия в характере определенных черт либо учит их вырабатывать. Прежде всего, буровики не уважают лодырей, так как всегда работают по-стахановски, даже если случаются личные кризисные ситуации. Как правило, буровая бригада живет автономно, на новых, еще не обжитых местах, и при этом одним небольшим коллективом. Поэтому, если бригада не сплоченная, достойной и качественной работы не получится. Мне повезло. Еще на производственной практике получил распределение в бригаду, члены которой уже не один год работали вместе и понимали друг друга буквально с полуслова. Долгой притирки не было. Меня, новичка, многому научили, и после окончания техникума я вернулся в ту же бригаду.

– Значит, теперь для Вас не секрет, как прокладываются подземные пути к нефти?

– Конечно. Из того, что бурили, получались неплохие скважины и на Харьяге, и позже на Кыртаеле. Правда, один раз в моей практике буровая колонна вышла на поверхность буквально в километре от места забуривания. Преподаватели говорили, что такое бывает раз в сто лет.

– Означает ли это, что выбор 15-летнего подростка в свое время оказался единственно правильным?

– Жизнь показала, что я пошел в верном направлении, хотя однажды поменял его кардинально. После службы в армии несколько лет работал на предприятиях, не связанных с ТЭКом. Пять лет понадобилось, чтобы прийти к выводу, что занимаюсь, в общем-то, не своим делом. Вернулся к первой профессии, устроившись помощником бурильщика в ДООО «Бургаз», тогда как раз шло бурение скважин на Кыртаельском месторождении. Когда я понял, что нужно учиться дальше, сложности в плане «работа-учеба» не пугали. Важнее было получить больше знаний о профессии и отрасли в целом. Именно на такой прочной базе и формируется более осознанный подход к деятельности нефтедобывающего предприятия, появляется уверенность в своих силах. Поступил в УГТУ, чтобы получить высшее образование по специальности. А в 2001 году появилась возможность стать работником коллектива ОАО «Ухтанефть». Новая работа, которую предстояло осваивать в дальнейшем, не только возложила на плечи дополнительные трудности и ответственность, но, прежде всего, была для меня интересной. Я говорю о работе сначала инженером-диспетчером в ПДС «Ухтанефть», затем технологом и начальником смены в ЦИТС и, наконец, в отделе добычи нефти и газа ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз». Во всех перечисленных службах случайных людей не бывает, все они, как правило, грамотные специалисты, профессионалы в своем деле. Причем каждый человек – полноценное звено единой цепи. К тому же специфика предприятия, все производство требуют быть всегда в тонусе. Вот почему полученный здесь опыт считаю для себя очень важным. С другой стороны, то, как развивается ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз» на протяжении последних лет, говорит о стремлении идти в ногу со временем. А для этого необходимо использовать в работе самые передовые технологии, обновлять свои фонды, оптимизируя все направления деятельности предприятия.

– Лишний раз Вы в этом убедились, очевидно, после того как в мае прошлого года возглавили 2-ю нефтешахту НШУ «Яреганефть»?

– Совершенно верно. С момента своего образования ЯНШУ является экспериментальной площадкой. Все, на чем сегодня строится работа, – плод инженерной мысли и многолетних исследований. В предыдущие десятилетия закладывались основы, принципы организации производства. Все, что внедряется в последние годы, это, по сути, модернизация морально и физически устаревшего оборудования. За примерами далеко ходить не надо. Так, на базе нефтешахты № 2 успешно прошли испытание и были введены в эксплуатацию головные светильники типа ML-6 с компактными аккумуляторами на светодиодах, свет которых ярче, а время работы в полтора раза больше, до 15 часов.

Постоянного к себе внимания требуют в шахте нефтепроводы, по которым с уклонов поднимается нефтесодержащая жидкость. Агрессивная среда и механические примеси сильно сокращают время их службы, приходится часто производить замену – а это в условиях шахты трудоемкое занятие. Стали искать альтернативные варианты. Как результат, в настоящее время в уклонном блоке 1Т2 производятся испытания стеклопластиковых футерованных труб. Надеемся на хорошие результаты.

Далее. В апреле 2010 года в уклонном блоке 2Т3 был смонтирован и введен в эксплуатацию винтовой насос иностранного производства, который заменил три насоса НБ. Данные модели не только устарели морально и физически, но и были очень шумными, требовали частого ремонта и замены запчастей. С технической точки зрения новый насос отличается высокой производительностью, регулируемой с помощью вариатора, бесшумной работой, меньшим потреблением электроэнергии. А стоимость соизмерима с российскими аналогами. Делать выводы об экономической эффективности этой замены можно будет спустя некоторое время, но об удобстве в работе говорю уже сейчас.

В середине мая были окончены работы по капитальному ремонту и введен в эксплуатацию участок водовода НШ 2 – БКНС из пластиковой трубы протяженностью 2900 метров. Старый трубопровод функционировал с 1990-х годов и по своим характеристикам уже с трудом отвечал эксплуатационным требованиям.

Наконец, с июня на промышленной площадке УПН ОПУ-99 производятся испытания опытного образца «Центрифугальной установки», предназначенной для подготовки нефти до товарного качества. Установка производит разделение нефтесодержащей жидкости на товарную нефть, воду и мехпримеси. Сейчас на подготовку нефти товарного качества уходит до десяти часов. Применение данной установки, возможно, сократит это время. Для нефтедобывающего предприятия вопрос качественной подготовки нефти актуален всегда.

– Если процесс обновления идет такими темпами, значит, горизонты у нефтешахт не сужаются?

– Судите сами. В настоящее время в работе у нас четыре уклонных блока, которые обеспечивают добычу 415 тонн нефти в сутки. В ближайших планах – строительство и ввод в строй еще и уклонного блока «Северный». Перспективы дальнейшего развития шахты связаны с использованием как уже зарекомендовавших себя способов добычи (двух- и одногоризонтных систем), так и относительно новых (подземно-поверхностной и поверхностной, методом SAGD). Шахта по-прежнему остается экспериментальной площадкой. Здесь, в частности, шли исследования на площадках ОПУ-99, ОПУ-3, полным ходом идет подготовка базы для ОПУ-5. Так что говорить о закате НШ-2 еще рано. Наоборот, речь идет о неуклонном наращивании объемов добычи. Достаточно сказать, что в бюджете Компании строка капитальных вложений в ЯНШУ остается по-прежнему очень весомой. Это значит, что к нефтешахтам обращено очень пристальное внимание, чувствуется заинтересованность в их стабильной работе.

– Владимир Юрьевич, в должности начальника 2-й нефтешахты Вы уже больше года. Удалось ли за это время в полной мере наладить контакт и взаимопонимание с коллективом?

– С коллективом, как с инженерно-техническими работниками, так и с рабочими, мне повезло. Импонирует способность и готовность работников шахты решать поставленные задачи без лишних проволочек, прилагая максимум усилий. Да и опыта с квалификацией им не занимать. Так что общий язык находим легко. И это очень важно.

Впрочем, успехи коллектива заметны не только на производстве, но и в общественной жизни. Например, в спорте. Спортсмены нашей шахты уверенно занимают третье место в круглогодичной спартакиаде среди работников ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз». Да и в целом по НШУ «Яреганефть» спортивная работа всегда была поставлена хорошо. Своими спортсменами дорожат все три шахты. И ничего в том удивительного, ведь шахтеры защищают честь «ЛУКОЙЛ-Коми» и на соревнованиях более высокого ранга. Так что нам есть чем и кем гордиться!

Вопросы задавала

Ольга ПЕРОВА

Фото Сергея СОКОЛОВА

Оставьте комментарий

Пролистать наверх