ЯМАЛ МЕНЯ НЕ УДЕРЖАЛ

Ю. Козлов сегодняЮрий Козлов остается верен родной Яреге

На дворе XXI век, время новых технологий. Даже если вы никогда не были на Яреге, стоит зайти в Интернет и в поисковой системе рассмотреть терриконы шахт – все видно прямо как на ладони. Вот только в глубь ярегских «пирамид» никакой спутник не способен заглянуть, а ведь именно там сокрыто главное.

На Яреге все берет начало от нефти, и сама необходимость строительства поселка в том числе. Это прекрасно известно начальнику нефтешахты № 3 НШУ «Яреганефть» ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз» Юрию Козлову. Тем более что он – представитель известной шахтерской династии.

 

ДЕТСТВО НА ТЕРРИКОНАХ

– По сути, мы все детство провели на терриконах шахт, – вспоминает Юрий Алексеевич. – Заборов вокруг не было, зимой катались здесь на санках, летом – в вагонетках. Только представьте, каким это было счастьем для нас, мальчишек! Поскольку у многих из нас родители работали в «Яреганефти», то мы с малых лет много чего знали о производстве. Например, мой дед три десятилетия отработал проходчиком. Отец пришел сюда в 1968-м, потом какое-то время, наверное, в поисках самого себя, поездил по стране. Познакомился в Пензе с мамой, потом уже вместе с семьей вернулся сюда и с 1973 года остается верным нефтешахтам. Был проходчиком, но последние годы работает на участке добычи. Кстати, он и мой брат Алексей работают со мной на одной шахте. У Татьяны, моей супруги, отец тоже проходчик с большим стажем. Да и сама она после института работала в экономической службе «Яреганефти», а теперь занимает одну из руководящих должностей в ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз». Ну а следующее слово – уже за нашими детьми.

– А сами Вы сразу определились с профессией?

– Нет, тут я, скорее, пошел по стопам отца. После службы в армии стал водителем, работал на Ямале. И кто знает, как все сложилось бы в жизни, не случись в стране кризис начала 90-х. Будущее автотранспортного предприятия стояло под вопросом. Ямал меня уже не держал, и в 1993 году я вернулся домой. Устроился сначала в котельную нефтешахтного управления, через год перевелся горнорабочим на 1-ю шахту – там отработал десять лет. С наставниками повезло, старшие товарищи помогали во всем. В котельной – Петр Пухов, на участке добычи – Виктор Курылюк. Став оператором по добыче нефти, работал рядом с Николаем Савиным. В должности горного мастера на участке вентиляции и техники безопасности трудился под руководством Петра Преснякова. Хорошая школа.

три поколения вместе (Юра с отцом Алексеем Михайловичем, мамой Ниной Ивановной, дедушкой Михаилом Петровичем и бабушкой Верой Васильевной – фото 70-х годов)

– То есть детское любопытство переросло в профессию…

– Уже тогда пришло понимание того, что в нефтешахте я – человек не случайный. Но и тут же стало ясно: знаний мне явно не хватает. Прошел подготовительные курсы, поступил в Санкт-Петербургский горный институт. Настали непростые времена. Мы с женой получали образование практически одновременно. Совмещали учебу с работой, ездили на сессии, с деньгами была напряженка. Но знаете, все совпало: желание, армейская самодисциплина, обязательства перед близкими, моральная поддержка родителей, мысли о будущем. Я не жалею, что отдавал много сил учебе. Ведь если проводить время только ради корочки, потом в работе ничего не добьешься. Профессионал без знаний не состоится.

 

ТРУДНОЕ ЗВЕНО

– Собственно, Вы каждую из трех шахт управления знаете хорошо. А где сложнее работать?

– Запомнилась шахта № 2, которую тогда возглавлял Игорь Судаков. Там нефть приходится добывать в полном смысле этого слова. Тонкий пласт, менее насыщенный нефтью. Но работа того стоила, в другом месте такого опыта не получить.

И все же самый трудоемкий процесс, я считаю, на нашей шахте. Чтобы взять нефть, приходится проходить бурением большие расстояния, выработка породы просто огромная. Совместно со специалистами ТПП «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтегаз» и «ПечорНИПИнефти» ищем новые технологии, чтобы модернизировать производственные процессы и уменьшить затраты на добычу сырья. Есть проекты мини-шахт и увеличения глубины бурения – сейчас максимум составляет 350 метров. ТПП проявило заинтересованность в приобретении станка, ведущего бурение километровых скважин. Сейчас завод-изготовитель работает над нашим уникальным заказом: подобное оборудование работает в разных частях мира, но не в добыче нефти. Поэтому после получения оборудования нас ждет еще и настоящая исследовательская работа. А вообще таких предприятий, как «Яреганефть», в мире больше нет, и мы привыкли получать опыт только собственным трудом.

В целом же надо отдать должное людям, стоявшим у истоков работы в ярегских шахтах. Они создали универсальное оборудование и технологии, доказавшие за шесть десятков лет свою простоту, безопасность и гениальность. Но время диктует свои правила. Сегодня наша задача не просто добыть сырье, но и помочь предприятию быть конкурентоспособным в современных непростых экономических условиях. А ведь сегодня подобные месторождения в разных частях мира законсервированы из-за нерентабельности разработки. Мы же продолжаем работать.

 

ОБ ЭКОЛОГИИ НЕ ЗАБЫВАЕМ

– …И, как видно из сказанного выше, смотреть в будущее.

– Конечно. Посудите сами: в 1980-м шахта добыла чуть более 95 тысяч тонн нефти, в 2000-м – 144 тысячи, а в прошлом году – больше 206. Для обеспечения увеличения добычи нужны соответствующие вложения и нововведения. И они делаются.

В настоящее время на нашей шахте введен в работу новый проходческий станок. Мощность, производительность, габариты техники – с улучшенными параметрами. Для выполнения планов на год такой станок как нельзя кстати.

Два месяца назад мы впервые применили технологию закачки вспененной смолы в стены выработки. Вы знаете, что ярегскую нефть можно извлечь из песчаника только одновременной подачей в пласт горячего пара. Он, так или иначе, повышает температуру внутри шахты. Смола же «запечатывает» поры в выработке, ограничивая выход пара в рабочую зону, тем самым для шахтеров обеспечиваются более комфортные условия.

На стволе № 2 строится мощный вентилятор. Шахта развивается, мы работаем над новыми уклонами, и только новый агрегат с большим объемом воздухоподачи способен обеспечить нормальную работу.

В программе на текущий год утверждено строительство на территории шахты водоподготавливающей установки, которая станет первым этапом по очищению пластовой воды до пресного состояния. Это снизит нагрузку на полигон, улучшит экологическую обстановку на водохранилище.

Готовится проект разработки новой площади. Мощности действующей котельной не смогут обеспечить полноценную деятельность в этом направлении, в связи с чем приобретены три новых парогенератора.

Производство развивается довольно активно, причем не только у нас. В частности, все три шахты запустили в работу новые итальянские насосы для перекачки нефтесодержащей жидкости на-гора. В общем, интересна и текущая работа, и освоение новых планов.

 

ГОРИЗОНТЫ БУДУЩЕГО

– А как же титан?

– В нем тоже уникальность Яреги, которая расширяет горизонты будущего и для месторождения, и для поселка. В прошлом году мы выполнили добычу титаносодержащей породы для обогатительной фабрики. Этого объема им достаточно для работы в 2010-м.

типичный для Яреги пейзаж

– И последний вопрос. Юрий Алексеевич, для многих работа с годами становится рутиной. Как Вам удается совмещать личную жизнь и профессию, при этом ко всему сохраняя интерес?

– Работа, конечно, становится неотъемлемой частью жизни. В моем случае, когда обеспечивается круглосуточная деятельность предприятия, приходится прикладывать много усилий. Но я об этом не жалею. Когда коллектив работает как отличный часовой механизм, дилеммы «работа или личная жизнь?» не возникает. Но проблем и у нас хватает. Главное – не раскисать. А вообще работа становится рутиной только тогда, когда она не к душе.

Мы с женой и дочкой стараемся проводить как можно больше времени вместе. Любим каток на Яреге; летом отпуск, как и большинство, предпочитаем провести у моря.

Вот и весь мой секрет: главное – найти свое место в жизни и вторую половинку.

Вопросы задавала
Ольга ПЕРОВА

На снимках Сергея СОКОЛОВА и из личного архива: Ю. Козлов сегодня; три поколения вместе (Юра с отцом Алексеем Михайловичем, мамой Ниной Ивановной, дедушкой Михаилом Петровичем и бабушкой Верой Васильевной – фото 70-х годов); типичный для Яреги пейзаж

Оставьте комментарий

Пролистать наверх