ТРЕВОЖИТ ПАМЯТЬ СТАРОГО СОЛДАТА

ветераны Великой Отечественной войны Усинского района (слева направо) Ш. Юмагулов, А. Артемова, А. Валевский, В. Олейников, Н. Чимбирь, Г. Филиппов, Р. Сибагатуллин, Т. Шейниченко и Н. Резанов (коллаж Никиты ЛЯСКОВСКОГО)

 

. Листопад (март 2010 г.)…Всем телом Василий вжимается в промерзлую землю, вслушивается в звуки зимнего утра. Сердце в груди бьется большим колоколом – парню кажется, что гул от него расходится по заснеженному перелеску. Партизаны ждут колонну немецких грузовиков, которую должны уничтожить. Накануне они специально взорвали мост через речку, чтобы фашисты поехали по грунтовке вдоль леса. Наконец слышится шум моторов, но первой из-за крутого поворота выруливает телега со связанными советскими солдатами. Вот и грузовики… И в это время почти одновременно гремят несколько взрывов. Слышатся крики охраны, разрозненно трещат пулеметы.

Но партизаны уже скрылись в недалеком лесу. За ними ринулись освобожденные пленные.

«ЛЕСНЫЕ КУРСЫ»

Так семнадцатилетний хлопец Василий Листопад сдал первый экзамен после «лесных курсов», которые прошел в партизанском отряде в 1942 году. А попал Василий к партизанам случайно. «От немцев тикал», – так пояснил он свое появление среди народных мстителей. И ему было за что мстить.

Немцы пришли в его родной хутор в Сумской области в октябре 1941-го. Быстро навели свой новый «порядок», для начала расстреляв несколько десятков сельчан. Сожгли школу, разрушили дома, забрали запасы продовольствия. Вскоре Василия и его друзей оккупанты погнали сопровождать в Германию подводы с награбленным добром. По дороге ему удалось бежать. Оказался в Гомельской области, где в лесу встретил партизан…

– Отряд был небольшой, но мобильный, – поделился воспоминаниями Василий Никитович. – Там я научился обращаться с оружием, ориентироваться в лесу, освоил подрывное дело. Ходили без карт и компаса, но цели своей достигали. Через болота строили настилы из ольхи. Нам не хватало взрывчатки, и мы ее выплавляли из трофейных снарядов и бомб.

Невысокого роста, щупленький, юный партизан выглядел совсем подростком. В оккупированной зоне, куда ходил он на разведку, местные полицаи не обращали на него внимания. Как-то, выполняя задание в одном из сел, узнал, что немцы разгромили его отряд. Потом несколько месяцев пробирался за линию фронта.

с однополчанами перед демобилизацией – Василий Листопад в первом ряду в центре (Берлин, 1947)

 

ОПЕРАЦИЯ «БАГРАТИОН»

Первая запись в его военном билете появилась в феврале 1943 года, когда был освобожден Курск. Парень вступил в ряды Красной Армии и сначала был направлен на учебу. В январе 1944-го начинается боевой путь фронтовика.

В составе танковой дивизии 1-го Белорусского фронта автоматчик Василий Листопад принимал участие в одной из крупнейших военных операций за всю историю человечества – «Багратион». Она является триумфом советского военного искусства. Летом 1944 года наши полководцы сумели великолепно дезинформировать противника о месте генерального наступления и скоординировать наступательное движение всех фронтов. Результатом действий стало освобождение Западной Белоруссии и Восточной Польши от оккупантов.

– Помню, под Брестом наш танк подорвался: слетели гусеницы, и экипаж пошел в атаку с пехотой, – вспомнил ветеран. – Успели хорошо окопаться, подвезти боеприпасы. И этот жаркий бой мог стать последним, но страшно не было: на фронте быстро привыкаешь к мысли о смерти. Правда, тогда много однополчан недосчитался, но высоту мы отстояли, и я потом получил медаль «За боевые заслуги».

О некоторых эпизодах военного лихолетья фронтовик рассказывал с дрожью в голосе, было видно, что воспоминания приносят ему боль:

– Цену настоящего подвига я узнал, когда зашел в Брестскую крепость. Ее защитники – настоящие герои. На Брестщине и в Польше видел и другое «геройство» – следы бесчинства бандеровских банд. Встречался с очевидцами тех трагических событий. Когда Ющенко присвоил лидеру этих бандитов Степану Бандере звание Героя Украины, я это очень тяжело переживал. Бандеровцы лютовали похлеще фашистов: расстреливали детей, беременных женщин, заживо сжигали людей, обливая их керосином, забрасывали спящих сельчан гранатами. Я – украинец, и мне стыдно, что среди моего народа выросли такие нелюди.

 

«ИДЕМ НА БЕРЛИН!»

…Чем дальше в глубь Польши продвигалась Красная Армия, чем ближе подходила к германской границе, тем упорнее сопротивлялись враги.

– Мы так близко были от фашистского логова, что хотелось быстрее его разгромить, поэтому написали на своем тяжелом танке лозунг «Идем на Берлин!», – рассказал Василий Никитович.

И путь фронтовика на столицу рейха документально подтверждают два пожелтевших затертых листка, которые сегодня приобретают особую историческую ценность. Это благодарности Верховного Главнокомандующего Советского Союза товарища Сталина младшему сержанту Листопаду Василию Никитовичу от 20 марта и 23 апреля 1945 года. Овладение городами Альтдамм, Ратенов, Шпандау и Потсдам, прорыв обороны немцев на западном берегу Одера… И вот кульминация: капитулирует столица Рейха, за что мой собеседник получил медаль «За взятие Берлина».

О берлинской операции у бывшего солдата неоднозначное мнение. Взятие главного логова фашистов дорого обошлось советским танкистам и самоходчикам: более двух тысяч танков и САУ были потеряны на подступах к городу и на улицах. Техника двигалась группами, и стоило подбить переднюю машину, как вся колонна становилась легкой добычей немецких «Фаустов» и гранат. Такое количество танков, по мнению ветерана (так считают и многие современные исследователи войны), просто не нужно было вводить в Берлин. Вероятно, наше командование не желало считаться с потерями, когда до Победы было уже рукой подать. И в результате там сгорели тысячи советских танкистов. Эта цифра сопоставима с потерями в крупнейшем танковом сражении под Прохоровкой!

 

У БРАНДЕНБУРГСКИХ ВОРОТ

Фронтовик поведал об одном из проявлений знаменитой «солдатской смекалки», которая сохранила немало жизней в Берлине, в том числе и его. Танкисты придумали наваривать на корпуса своих машин пружинные кроватные сетки. Те, кому их не хватало, приделывали на танки деревянные щиты и ящики. Такие препятствия сильно ослабляли кумулятивную струю противотанковых снарядов. Так что на броне оставались только оплавленные воронки, которые танкисты прозвали «засосами ведьмы».

В День Победы младший сержант Листопад убедился, как тесен мир. Его танковая рота получила задание проехать по берлинским улицам и через громкоговорители передавать приказ о капитуляции.

– Мы стояли недалеко от Бранденбургских ворот, – вспоминал мой собеседник. – Вдруг увидели эскадрон конников. Они были в парадных мундирах, и я даже подумал: вот, наверное, где-то под Берлином их специально переодели, подготовили… Вдруг слышу знакомый голос: «Васыль, здорово, вот и свиделись!» Глазам своим не верю: мой друг детства Петро, с которым мы вместе тикали от фашистов. Крепко обнялись, но поговорить времени не было.

Друзья встретились только через два года, ведь Василий Никитович задержался в Берлине до марта 1947-го. Вернувшись в родное село, старшина Листопад без дела не сидел. Устроился работать на рафинадный завод, потом обучал новобранцев в Ямпольском военкомате. Как и следует настоящему мужчине, выполнил свое предназначение: построил новый дом, вырастил троих сыновей и дочь, посадил яблоневый сад. Но судьба вырвала его из любовно созданной жизни. Несколько лет назад после смерти жены Антонины пожилой фронтовик переехал к детям сначала в Печору, а потом в Нижний Одес, но Север так и не успел стать для него родным.

– Девятое Мая для меня не только День Победы. В это время на Сумщине цветут сады. Я за них и воевал, чтобы они врагу не достались. Об одном жалею, что никогда больше не увижу яблоневого цвета, – вздохнул седовласый ветеран, смахнув со щеки слезу…

Тамара СИВЕРУХИНА

На снимках Василия ОСТАФИЧУКА, Сергея СОКОЛОВА и из личного архива: ветераны Великой Отечественной войны Усинского района (слева направо) Ш. Юмагулов, А. Артемова, А. Валевский, В. Олейников, Н. Чимбирь, Г. Филиппов, Р. Сибагатуллин, Т. Шейниченко и Н. Резанов (коллаж Никиты ЛЯСКОВСКОГО); В. Листопад (март 2010 г.); с однополчанами перед демобилизацией – Василий Листопад в первом ряду в центре (Берлин, 1947)

P.S. Пока материал готовился к печати, 85-летний фронтовик ушел из жизни. Судьба не дала Василию Никитовичу отпраздновать юбилей Великой Победы. И не успел он узнать, что Донецкий окружной административный суд Украины отменил указ экс-президента Виктора Ющенко о присвоении Степану Бандере звания Героя Украины.

Спите спокойно, дорогой Василий Никитович! Вы честно, героически выполнили свой долг перед Родиной, Великая Победа над фашизмом дала возможность жить нам, нынешнему поколению россиян. Мы всегда будем помнить Вас и Ваш подвиг советского солдата!

Оставьте комментарий

Пролистать наверх