ПРОВЕРКА НА ПРОЧНОСТЬ,

или Баянды глазами старожила нефтепромысла

 

А. Шульга25 января 2008 года на Баяндыском месторождении ТПП «ЛУКОЙЛ-Усинскнефтегаз» был получен промышленный приток легкой нефти в объеме 930 кубометров в сутки. И уже через шесть дней скважину ввели в эксплуатацию. С тех пор эта дата, 31 января, считается для коллектива предприятия особенно памятной.

Впрочем, событие стало вехой не только в истории предприятия, но и в биографии одного из старожилов промысла, оператора по добыче нефти и газа КЦДНГ-3 усинского ТПП Александра Шульги.

Александр Шульга – оператор с тридцатилетним стажем. Именно столь солидный опыт работы помог ему в конце 2007 года оказаться среди тех, кто осваивал и разрабатывал Баяндыское месторождение. «ЛУКОЙЛ-Коми» тогда готовило к запуску первую скважину после бурения. Отбор был очень строгий, и операторами туда брали людей, как говорится, надежных «на все сто».

 

СКВАЖИНА-КОРМИЛИЦА

– Я долго работал в «Коминефти», – вспоминает Александр Васильевич, – Но в девяностые годы нам не платили зарплату месяцами, поэтому вынужден был перейти в стороннее нефтедобывающее предприятие, где только готовилось к запуску Мастерьельское месторождение. А потом поступило предложение отправиться на Баянды.

По словам ветерана нефтянки, кое-кто в то время отговаривал его от подобного шага. Мол, месторождение необычное из-за высокого содержания сероводорода, таких во всем мире немного. Это создавало для нефтяников определенные сложности, где-то даже испытывало их на прочность. Не все, вспоминает А. Шульга, выдерживали такие условия работы, кто-то уходил.

В ту зиму на Баянды была пробурена одна-единственная скважина. Когда Александр Васильевич попал на промысел, то буровики даже вышку не убрали, она так и стояла в сторонке. Старожилы, в том числе и Александр Шульга, до сих пор зовут первую скважину кормилицей. Все эти годы она остается в списке самых высокодебитных фонтанных скважин.

…Со дня пуска первой скважины в эксплуатацию прошло ровно пять лет. Казалось бы, срок небольшой, но по меркам нефтепромысла – очень значимый период. За эти годы в глухой северной лесотундре был построен (и активно продолжает строиться) настоящий производственный поселок со всеми положенными для него атрибутами: дожимной насосной станцией, жилыми балками, резервуарами, а также километрами многочисленных труб, причудливое переплетение которых понятно только специалистам.

Зимние пейзажи в районе Баянды– А тогда, представьте, ничего этого еще не было, ДНС только начинали строить, была временная станция, достраивался и нефтепровод, – вспоминает Александр Шульга. – Была построена система нефтеналива, и мы самостоятельно заправляли автоцистерны, которые вывозили нефть по зимнику.

Сырья было много – первая скважина давала до 900 куб. м нефтесодержащей жидкости в сутки. Цистерны приезжали объемом по 20-22 куб. м, так что ценное сырье заливали практически безостановочно.

– Помню, по две машины сразу ставили под налив, – говорит Александр Васильевич. – Главное здесь было – не пролить ни капли нефти. Сначала по два оператора на скважине работали, потом уже по трое стали.

С особой благодарностью вспоминает он ветерана-нефтяника – ныне пенсионера – Эльдара Алиярова, в то время одного из руководителей первого звена предприятия, который непосредственно принимал участие в запуске месторождения. Вспоминает его профессионализм и человечность.

– Несмотря на возникающие сложности, он всегда уважительно относился к нам, работягам, и всегда помогал в трудные моменты, – добавляет он.

 

ИСТОРИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Кстати, при столь тяжелых условиях работы обслуживающий персонал жил тогда в оборудованных балках, недалеко от скважины. Впрочем, Александр Васильевич вспоминает о бытовых трудностях, которые им пришлось пройти, с улыбкой. Видно, что он – человек старой закалки и испытания привык переносить достойно.

– Столовой у нас долго не было, – рассказывает он. – Все продукты с собой везли, сразу на месяц закупали картофель, крупу, рыбу, мясо. Кушать-то хочется, голодным много не наработаешь. Готовили себе сами, хлеб пекли, потом у нас даже хлебопечка появилась.

– Но ведь не все мужчины умеют готовить, – удивляюсь я.

– Конечно, не все, – с улыбкой отвечает Александр Васильевич. – Было у нас и так, что однажды всю кастрюлю супа вылить пришлось. Больше такого неумеху мы к кухне не допускали – продукты тогда были на вес золота.

Вот так обстояли раньше дела на одном из самых сложных объектов Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. К слову сказать, если в том же 2008 году были запущены ДНС и нефтепровод, то вот готовить самим нефтяникам пришлось еще не один месяц. Но зато, когда столовая открылась, это событие стало для людей настоящим праздником.

Сегодня на месторождении действуют восемь скважин. Возводится крупный объект капитального строительства – УПН «Баяндыская». Здесь будут доводить нефть до товарного качества. Продолжается строительство АБК, нового общежития.

– За эти годы я сроднился с промыслом, знаю специфику каждой скважины, ее характер. Рад, что пять лет назад судьба предоставила мне возможность участвовать в освоении такого уникального месторождения. За эти годы Баянды стал для меня вторым домом, – признается в завершении встречи А. Шульга.

Анна ТКАЧЕНКО

На снимках Олеси ЯНЧЕНКО: А. Шульга; зимние пейзажи в районе Баянды

Оставьте комментарий

Пролистать наверх