НЕУГОМОННЫЙ ЛЕОНИД,

Леонид Скальскийили Наедине с девственной природой

«Неугомонный Леонид…» Именно так называю я за глаза своего давнего знакомого Леонида Скальского. А все потому, что этот человек просто не может долго находиться на одном месте. Да и фамилия у него соответствующая – вполне подходит не только к его увлечению, но и темпераменту. Потому как характер у Леонида спокойный и незыблемый, как скала.

За плечами этого пятидесятилетнего мужчины десятки пеших походов на Памир, Кавказ, Карпаты, Приполярный Урал, сплавов по северным рекам и т.п.

Правда, нынешним летом ведущий инженер одного из отделов филиала ООО «ЛУКОЙЛ-ИНФОРМ» в г. Усинске и его товарищ, усинский художник Евгений Коптев, своей целью выбрали не традиционный в последние годы Приполярный Урал, а район, если судить по карте, прямо ему противоположный и малохоженый. Речь идет о бассейне реки Сула, берущей свое начало в отрогах Тиманского кряжа и несущей свои воды в Печору.

По словам Леонида, для него этот поход стал в большей степени разведочным. Ведь в будущем основной его целью станет именно Северный Тиман, славящийся своими фантастическими скальными городами, загадочными формами выветривания, а также девственной красотой рек Белая и Индига.

 

НИ ГРАММА ЛИШНЕГО

Подготовку к освоению новых широт друзья начали еще в октябре прошлого года. И основная нагрузка по разработке будущего похода легла именно на Леонида. Как человек опытный в подобных мероприятиях, он взвалил на себя весь ворох проблем, начиная от закупки продуктов и заканчивая переговорами с организаторами транспортной схемы.

Хотя это только поверхностное описание всей подготовительной работы.

В действительности у Леонида очень ответственный подход к подобным вещам, ведь у него за плечами серьезная альпинистско-туристическая подготовка, полученная еще во времена Советского Союза. Поэтому за время подготовки к путешествию он разработал целых четыре маршрута с путями отхода, прогнозированием возможных чрезвычайных ситуаций и т.п.

Необходимо также отметить, что все профессиональные туристы и альпинисты всегда очень тщательно подходят к своему снаряжению и рациону питания. И если, например, я, отправляясь на охоту, могу позволить себе кинуть в рюкзак целый батон колбасы или солидный шмат сала, то для наших героев такой подход категорически не годится. Ведь в условиях долгих пеших переходов, да еще по пересеченной местности каждый лишний грамм груза может стать той причиной, по которой тебя окончательно покинут силы.

12-4

Так же профессионально Скальский подходит и к вопросу подготовки снаряжения, амуниции, медицинской аптечки и др. Каждая вещь или продукт предварительно взвешивается, а вес отмечается на специальной наклейке. Ну а сколько Леня за свою жизнь перепотрошил у компаньонов рюкзаков, избавляясь от ненужных, по его мнению, вещей, уже и не перечесть.

Что же касается непосредственно рациона питания, то из года в год Леонид Николаевич старается использовать сублимированные продукты. (Для непосвященных: сублимация – это технология удаления влаги из свежих продуктов вакуумным способом.) Потому что они весят в 5-20 раз меньше привычных для нас аналогов, компактны, практически не теряют полезные и питательные свойства, а также долго хранятся. Правда, от традиционных круп, макарон, специй и т.п. все равно никуда не деться.

Все продукты питания после взвешивания Скальский тщательно расписывает буквально по граммам на каждый день пути. В итоге к моменту старта у каждого из них рюкзак весил всего 34 килограмма.

 

ОЧЕНЬ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ

Все эти подробности я слушал, буквально раскрыв рот и боясь ненароком перебить собеседника. Мне было очень важно самому почувствовать ту атмосферу, в которую окунулись Леонид и Евгений.

Кстати, на мой вопрос, брали ли они ружье (а вдруг медведь?), Леонид со свойственным ему спокойствием и легкой иронией ответил: «Ты знаешь, могут ведь и в Усинске возле подъезда по голове стукнуть… Люди зачастую страшнее зверя».

Тем не менее именно люди, проживающие в Усть-Цильме и далее – ниже по течению Печоры, больше всего поразили моего собеседника.

По словам Леонида, договорившись по Интернету с одним из устьцилемов по имени Константин об организации транспортной схемы по их заброске на реку Сулу, он и Евгений впоследствии были приятно удивлены.

– Очень обязательные люди! На каждом этапе у нас не было ни одной задержки, – констатировал Леонид Николаевич. И добавил: – По моим прикидкам, без предварительной организации доставки наш путь только «туда» занял бы не меньше недели.

В действительности, благодаря помощникам очень сложный путь от Усинска до точки старта они преодолели менее чем за двое суток.

12-2

В целом маршрут путешественников складывался по следующей схеме. Сначала на поезде до Ираеля, затем до Усть-Цильмы на автомобиле, далее на катере до села Ермица, от него до Харьяги (сродни усинской) на моторной лодке и вновь на авто до реки Сула. По Суле также моторной лодкой их с Евгением подбросили до села Коткино, а затем еще выше по течению на 50 км до притока Сулы Малая Пула. Отсюда, оседлав свой катамаран, усинцы двинулись вверх по течению до реки Щучьей, где и сделали первую дневку, заприметив неподалеку от устья притока красивый водопад.

Кстати, в этих местах очень много всякого рода минералов. А реки, прорезавшие в скальной породе глубокие каньоны, вымывают прямо под ноги редких путешественников причудливые природные образования.

Несколько подобных образцов с окаменевшими миллионы лет назад и как бы прилепленными к камню моллюсками были подняты Евгением на катамаран.

12-6

Правда, радость его длилась не долго. Уже на первой мели стало понятно, что эти необычайно красивые, но очень тяжелые булыжники брать с собой не имеет смысла. Тщетной оказалась и попытка отколоть хотя бы кусок окаменелости. Видно, сама природа не захотела расставаться с частью своей многовековой истории. Так что, скрепя сердце, Женя вытащил свои сокровища обратно на берег.

 

«А НУ, СТОЙ!»

Периодически отдыхая, товарищи поднялись на катамаране вверх по течению чуть более сотни километров. Не на одних веслах, конечно. Где-то приходилось тащить свое судно по методу бурлаков, где-то выручал взятый для этих целей лодочный мотор в две лошадиные силы. Так или иначе, дойдя до финальной отметки водного маршрута, они, оставив катамаран и часть груза, дальше двинулись пешком.

Пятидесятикилометровый марш тоже оказался на редкость познавательным и интересным. Особенно впечатлила путешественников Болбанская сопка с расположенным на самом верху деревянным идолом и жертвенным местом, где каждый проходящий оставляет какую-либо вещь, дабы задобрить здешних духов.

Один раз во время перехода их догнала любопытная лосиха. На фразу Леонида «а ну, стой!» животное остановилось в пятнадцати метрах как вкопанное и терпеливо ожидало, пока Скальский поменяет на своем фотоаппарате объектив.

12-3

– Ну, теперь беги, – разрешил Скальский, окончив фотосъемку, и лосиха послушно затрусила в сторону близлежащего леска.

В другом месте на остове металлических конструкций заброшенной геологической партии Леонид с Евгением обнаружили гнездо черного ворона с птенцами, которое в обычной жизни удается увидеть крайне редко.

– Эти осторожные птицы не показывались нам на глаза около двух суток, да и птенцы не подавали признаков жизни, – рассказывает Леонид Николаевич. – Ну а когда наконец привыкнув к нам, родители прилетели в родное гнездо, птенцы подняли такой возмущенный галдеж, что мы с перепугу из палатки выскочили пулей, – улыбаясь вспоминает Леонид.

12-5

Очень захватывающим оказались поиски агатов, которыми знаменит Северный Тиман. Местами вся почва была усеяна кусочками минералов!

Ну а рыбалка была просто непередаваемой. Как говорится, чем дальше от людей – тем крупнее рыба.

Вот такие неожиданные, интересные и приятные встречи произошли с нашими земляками во время их летнего путешествия. А сами они, получив массу удовольствия и адреналина, вернулись в Усинск, покорив на катамаране 250 километров водных просторов и пройдя пешком еще с полсотни километров.

Когда же следующий поход, Леонид?

Вадим ЯКУНИН

Фото Леонида СКАЛЬСКОГО и Евгения КОПТЕВА

Оставьте комментарий

Пролистать наверх