Любовь по семейной линии

8

«Ух ты! Как здесь уютно», – с восхищением подумала я, переступив порог квартиры проходчика шахты № 2 НШПП «Яреганефть» Армана Айтжанова. Чуть позже узнаю, что практически весь ремонт в ней наш герой сделал своими руками. Что является идеальным мужем и заботливым отцом. Что обожает свою жену Ольгу и шестилетнюю доченьку-веселушку Аделину, которые всегда поддерживают его в важные моменты, как, например, этот – первое интервью в жизни. И что помимо семьи есть еще кое-что, без чего он себя уже давно не представляет: интересная, физически сложная, но оттого еще более… любимая – работа.

– Ваша фамилия довольно известна в шахтерских кругах. Совпадение или…

– Или (улыбается). Я из шахтерской династии Айтжановых. Мой отец был проходчиком, отработал в шахте более 20 лет. Старший брат Руслан пошел по стопам папы, его жена, мои племянники трудятся в «Яреганефти» на разных должностях, моя супруга – техник на участке добычи.

– То есть профессия передалась Вам по наследству?

– Вроде того. Представление о шахтерском деле складывалось на основе рассказов отца и брата. Видел, что эта работа не из простых.

Единственное, что с детства знал наверняка, – мужчина должен хорошо зарабатывать, чтобы иметь возможность обеспечивать свою семью. Наверное, по большей части из-за этого со временем я оказался в шахте.

– Со временем?

– Прием на работу велся с 21 года, но суть не в этом. Не могу понять, что побудило меня по окончании школы отучиться на электрогазосварщика. Неосознанный юношеский поступок. Со сваркой подружиться так и не удалось, да и занятие было не по мне.

Устроился в «Российские железные дороги» дорожно-путевым рабочим, ездил на вахты.

В 2006-м Руслан помог с трудоустройством в Нефтешахтное управление. Также дорожно-путевым рабочим, только подземным.

Через год появились вакансии проходчиков. Когда мне предложили перевод, с радостью согласился. Учился в период отпуска. После практики при распределении попросился туда, где будет сложнее, хотел испытать свои силы. Направили в шахту № 2, где только открыли проходку.

Почти сразу мы «засекли» новый уклонный блок, который получил название «Северный», а спустя восемь лет еще один.

– Вы говорите об этом с таким восторгом…

– Потому что это длительный путь. Только над «Северным» мы трудились около семи лет. В наших кругах бытует мнение, что если проходчик прошел уклон от начала и до конца, то он видел все и может считать себя настоящим профессионалом. Маловероятно, что впоследствии появится такая работа, с которой он бы не справился.

– Думаю, Вы и без этого могли бы считать себя настоящим профессионалом. Наслышана о Ваших успехах в конкурсе профмастерства на звание «Лучший по профессии».

– Да, было дело, отличался. Но мне бы не очень хотелось останавливаться на этом подробно. Неудобно хвалиться своими достижениями.

– Нет уж, давайте остановимся.

– Хорошо. Впервые с Евгением Кислицыным взяли золото в 2012 году. Через год с ним же стал вторым. Затем участвовал еще, но призовых мест не занимал. Этой весной, после достаточно долгого перерыва, в паре с Романом Кузнецовым снова одержал победу.

– Как считаете, в чем причина предыдущих неудач?

– Я бы не назвал это неудачами. На конкурс «Лучший по профессии» от каждой шахты направляются настолько сильные ребята, что проиграть таким соперникам не стыдно.

Не могу ответить за напарников, но для меня ахиллесова пята – теория. Не то, чтобы я ее не знаю, разумеется, это не так. Отвечая на вопросы тестов, иногда в качестве правильных ответов подходят сразу несколько вариантов. Волнение… Куда уж от него деться? Ведь не каждый день участвуешь в подобных состязаниях.

Зато с практикой все в порядке: глаза боятся, а руки делают. За все, что умею, благодарен своим наставникам – Григорию Темникову, Михаилу Пантелееву, двум Сергеям – Вдовченко и Тукану. Рад, что судьба свела меня с ними. Это люди старой закалки, которые научили всем тонкостям шахтерского дела, привили любовь к профессии. А мастерство пришло с опытом.

– Поделитесь парой тонкостей.

– Согласно стереотипу шахтер должен иметь атлетическую фигуру и обладать недюжинной силой. В какой-то степени это верно. Уборка породы, бурение шпуров, крепление рам – работа непростая. Но все-таки мышцы тут второстепенны. Некоторые из моих учителей имеют худощавое телосложение, но способны дать фору любому.

– Так в чем же секрет?

– В умении вовремя «включать голову». Шахта не терпит суеты и спешки. Был у меня поначалу поучительный случай: как-то бурили забой с Сергеем Туканом. Я, еще «зеленый», поторопился и засадил бур слишком глубоко. От напарника услышал: «Другого нет. Как хочешь, так и вытаскивай. Не доходит через голову, дойдет через руки». Пришлось подключать отбойный молоток и аккуратно долбить породу вокруг бура, пока тот не поддался. Не знаю, действительно ли другого инструмента больше не было, но смысл сказанного я уяснил навсегда. Также как и то, что твоя работа должна быть максимально качественной.

Теперь, будучи бригадиром, стараюсь донести это до своей бригады. В ней восемь человек, самому старшему – 37 лет. Ребята хорошие, толковые, работящие. Знают свое дело, не ленятся. С коллективом повезло.

– А будучи двукратным обладателем титула «Лучший по профессии», какой совет Вы бы дали новым участникам?

– Главное – воля к победе. Делайте свое дело правильно и обдуманно. Не торопитесь и добьетесь успеха. Мой брат, кстати, тоже занимал первые места в этом состязании. Если бы папа был жив, уверен, он бы нами гордился.

– Ольга, а вы гордитесь мужем?

– Конечно! Очень! Когда в этом году собирали его на конкурс, смеялись, мол, и третье место будет кстати – для коллекции.

Как вы успели заметить, Арман – человек скромный. Его бы воля, он бы положил все свои грамоты в дальний ящик, а я, наоборот, развесила их дома на видном месте.

– Познакомились, полагаю, на работе?

– В школе. Учились в параллельных классах. Поженились в 2006 году, а в 2012-м родилась долгожданная доченька. Папа для нее лучшая живая игрушка.

– Какой ваш папа?

– Самый лучший. Всегда рядом. Выходные непременно проводим вместе: выезжаем в город, ходим в кафе, торговый центр, кино. Зимой гуляем, катаемся на лыжах.

Арман замечательный, заботливый муж. Для семьи делает все, что нужно. Вдвоем добились всего, что имеем. Очередная цель – двухэтажный дом с небольшим садом в средней полосе. Понадобится, когда выйдем на пенсию. Хотя, если честно, я не представляю, чем супруг тогда займется. Он просто болеет своей работой, даже я его уже не вижу в другой деятельности.

– Арман, за что же Вы ее так любите?

– Она интересная, полезная. К тому же благодаря нашему предприятию в поселке строятся жилые дома, вкладываются деньги в детские сады, дороги, благоустройство.

К тому же мне нравится физический труд, офисную скуку вряд ли выдержал бы.

За что ее не любить? Вот вы можете сказать, что ходить на работу вам в радость? А я могу!

Татьяна АЛЕКСАНДРОВА

8 2

 

Оставьте комментарий

Пролистать наверх