Железобетонно!

Профессиональный праздник всех, кто работает в строительной отрасли, отмечают в России во второе воскресенье августа. Дню строителя уже более полувека: в далеком 1956 году к первому празднованию приурочили открытие стадиона «Лужники». Не уступая примеру передовиков хрущевской эпохи, специалисты ЛУКОЙЛ-Коми возводят масштабные производственные объекты в суровых климатических условиях. В преддверии праздника мы поговорили с начальником Управления строительства Проектного офиса «Развитие пермокарбоновой залежи Усинского нефтяного месторождения» Василием Панковым о том, что сейчас готовится к вводу в эксплуатацию, как за одним столом собрать целую «футбольную» команду, какая гарантия на насосную станцию и как проводить объект в самостоятельное «плавание».

– Василий Владимирович, расскажите, чем занимается ваше управление?

– Управление строительства, как и весь Проектный офис, занимается непосредственно развитием пермокарбоновой залежи Усинского месторождения. Здесь добывают нефть первый, второй и пятый цеха усинского ТПП. Территориально саму залежь можно определить так: от первой ПГУ при въезде на Головные сооружения и до поворота на Усть-Усу.

Мы отвечаем за строительство парогенераторных установок, паропроводов, водоводов и прочих трубопроводов, обустройство кустовых площадок, дожимных насосных станций (ДНС) и блочных кустовых насосных станций (БКНС).

– Как строится рабочий процесс?

– Проектный офис буквально «ведет» собственные объекты от начала проектирования до сдачи в эксплуатацию. Соответственно, мы постоянно взаимодействуем с другими отделами и подразделениями. Управление строительства выступает в качестве заказчика для проектных институтов, после получения проекта проводим тендер, выбираем подрядчика и предоставляем ему пакет рабочей документации. То есть весь процесс взаимодействия с органами государственной власти, надзорными ведомствами для получения разрешения на строительство и дальнейших действий. На стадии реализации также бывают нюансы, где приходится принимать непростые решения, вносить изменения в проект. В зоне нашей ответственности – управление полным циклом строительства определенного объекта.

– Сколько у вас сотрудников?

– Штатная численность управления 14 человек. Из них 11 непосредственно занимаются вопросом строительства объектов, трое – входят в Группу по пусконаладке и вводу объектов, которую возглавляет Александр Никишин. Кроме того, мы плотно работаем с отделом проектирования и Управлением администрирования проектов – на них ложится финансовая часть.

– 14 человек – не мало на такой объем работы?

– Я не сторонник раздутого штата. Каждый загружен и каждый на своем месте. Мне давали возможность увеличить число специалистов, но я не стал набирать. Это уже система, которой тяжело управлять. Они начинают прятаться друг за друга. Я уже проходил это.

Сейчас же, если кто-то, например, в отпуске, они друг друга могут заменить без ущерба основной работе.

– Взаимозаменяемость, конечно, огромный плюс. Но расскажите, кто у вас за какие направления отвечает?

– Каждый отвечает за определенный объект, ведет его, контролирует от а до я. И все талантливы в своей сфере. Так, Алексей Вечин – энергетик до мозга костей, Дмитрий Щепин, хоть еще и молод, но работает по трубопроводам. Когда пришел, был еще, как говорится, необъезженный, но быстро втянулся, стало ясно: он настоящий строитель, с него будет толк. Валерий Меньщиков отвечает за обустройство кустовых площадок, тоже толковый специалист. Юрий Барбарук – сильный КИПовец (отвечает за строительно-монтажные работы системы автоматизации и связи – прим. ред.), а также под его руководством построена БКНС, вторая на подходе. Евгений Каленов – сильный технолог, сейчас ведет строительство ДНС-В1.

Ведущий инженер Оксана Молчанова приехала из Нарьян-Мара, где работала в сфере энергетики, энергонадзора. В Заполярье мы пересекались: она принимала у меня энергоустановки, легко «строила» взрослых инженеров. И здесь Оксана следит за «правильностью». На ней вся разрешительная документация – от разрешения на строительство объекта до разрешения на ввод в эксплуатацию объекта. В целом – весь процесс организации строительства. Для меня – самые кропотливые работы. Оксана – это просто кладезь информации.

У нас все джентльмены. Плюс еще и рыбаки, и охотники. То рыбу, то гуся Оксане привезут.

Каждый наш сотрудник – в своей стихии, поэтому им интересно, горят глаза. К тому же еще молодые.

Бесспорно, у всех свои обязанности, но я стараюсь их «перемешать». Ведущие инженеры должны мыслить широко, работать в разных направлениях. Часто мы собираемся за одним столом, чтоб решить неотложные вопросы. У всех есть свои выводы, доводы, доказательства. Важные решения принимаем коллективно.

– То есть главное – не число людей, а быть командой?

– Конечно! Должно быть налажено взаимодействие. Мои меня уже по взгляду понимают, я не люблю на повышенных тонах разговаривать. И каждый знает, что мы делаем общее дело. Еще момент: нужно, чтобы было интересно. И специалистам нравится. Бывает, отлучишься ненадолго, вернешься – а они уже все дела переделали, все готово. С утра вся необходимая информация «подбита», лежит у меня на столе.

– Как собирали коллектив?

– Здесь принцип такой: когда мне рассказывают про «космические корабли», понимаю, что слов много, а дела мало. Задаю обычные вопросы простым языком, из ответов понятно, насколько человек силен в своей сфере.

– А как вы попали в Проектный офис?

– Я начинал работать подземным электрослесарем в Инте, сменил немало специальностей: был и мотористом дизельных установок, и мастером, и главным энергетиком. В ЛУКОЙЛ попал, когда строили Варандейский терминал, был главным энергетиком. Через много лет вновь вернулся в Компанию – в 2017 году пригласили работать в Проектный офис. Именно на пермокарбон я и приехал: было очень интересно. К тому же здесь работал Андрей Федотов, с которым мы очень давно знакомы: вместе трудились в Нарьян-Маре.

– Считаете себя строгим руководителем?

– Не знаю. Я, наверное, больше правильный, чем строгий. И меня больше уважают, чем боятся. Всегда стараюсь человека понять, выяснить первопричину, никогда не спорю. Решения нужно находить вместе.

В коллективе, вообще, должно быть, как в семье. Мои, даже когда в отпуск уезжают, всегда отзваниваются, что добрались, – я переживаю. Нет такого, что уехал и отключил телефон.

– Часто выезжаете на объекты?

– Постоянно. Работа у нас хоть и считается кабинетной, но все мои сотрудники бывают на объектах. Нужно понимание, как и что мы строим, на какой площадке, кто подрядчик, а кто непосредственно на месте работает. Одно дело считать «по бумажке», совсем другое – увидеть своими глазами. Я, допустим, могу и каждый день, если время позволяет, «проскочить» объекты, решить что-либо на месте, не затягивая. Первоочередные объекты – объезд в обязательном порядке, что сдали, тоже проверить нужно: вышла ли скважина в добычу или нужно применять способы интенсификации и так далее. Строитель не может постоянно находиться на одном месте, он там, где идут работы. Более того, установлены камеры на крупные объекты строительства. Стройка в онлайн-режиме у нас.

– Какие объекты сейчас в процессе строительства?

– На данный момент это ДНС-2 с УПСВ (дожимная насосная станция с установкой предварительного сброса воды) и БКНС-2 на территории второго цеха. Также идет модернизация ДНС-В1 в первом цехе. Это крупные объекты. Кроме них – много линейных. Те же самые паропроводы для пароциклической обработки фонда, водоводы. Только за прошлый год мы построили 43 километра паропроводов, плюс нефте- и газопроводы, водоводы. Занимаемся и строительством воздушных линий электропередачи для перевода нагрузок с промыслов на собственную генерацию, то есть на Усинскую ТЭЦ.

– За последние годы были уникальные объекты?

– Для меня неким новшеством стали ПГУ (парогенераторные установки). Раньше никогда с таким не сталкивался. Особенно интересная задача была – УПРА (установка подготовки рабочего агента). Тоже уникальный в своем роде объект. Еще был интересный опыт: строили водозабор. Говорили: вы его не построите, сложная площадка – плывун, попали в ручей. Но мы справились, хоть и нервы помотали, можно сказать, пошли на принцип. Нашли выход: побольше раствора, серьезный напор, и, наконец, «поймали» колодец. Встречаю и новое для себя оборудование, как на той же УПРА. Мы ведь сдаем объекты для ТПП «ЛУКОЙЛ-Усинскнефтегаз» под ключ: от выбора площадки и свайного поля до пусконаладки оборудования и выполнения гарантийных обязательств.

– То есть на условную ДНС есть гарантия?

– Конечно, гарантия есть на все. Если мне не изменяет память, на ДНС – пять лет.

Строительство ДНС-2

– Как сдаете готовые объекты? Например, корабелы разбивают о борт судна бутылку, а строители как отмечают завершение дела?

– Нет, бутылки мы не бьем. Каких-то отраслевых обрядов не припомню, но есть собственный. На каждый готовый объект мы всем управлением выезжаем на субботник. В моей практике повелось еще с Заполярья, а сотрудники совсем не против. Собираемся дружной ватагой, садимся в транспорт и едем убирать остатки строительного мусора, наводить порядок на объекте и территории. Всегда с юмором и шуточками. И главное – каждый ощущает себя причастным к большому общему делу. Вот, сдали объект, с иголочки, нашими стараниями, и его точно должны принять. Примета такая.

– В таком случае должна быть традиция, приуроченная к началу строительства?

– Такая есть. Под первую сваю нужно кинуть монетку. Тогда точно все завершится благополучно.

Валентина НОВИКОВА,
Андрей КРИНИЧНЫЙ
Фото Оксаны ДОБРОЛЮБОВОЙ

Пролистать наверх