300 лет тому назад

Ровно три сотни лет назад Петр I дал приказ российской Берг-коллегии снарядить экспедицию на Ухту, где мезенский «рудознатец» Григорий Черепанов нашел нефть и «горючий камень». Так было положено начало добыче нефти в России.

Сувенир «Первый в России нефтяной промысел Федора Прядунова на реке Ухте» из Музея истории нефтегазовой промышленности Тимано-Печоры

Нефть добывали на берегу Евфрата более восьми тысяч лет назад. Тогда ее использовали в строительстве как связующий материал. В Древнем Египте нефть применяли для бальзамирования умерших. Греки использовали ее в качестве компонента зажигательной смеси – греческого огня во время войн.

Известно, что первую российскую нефть добыли в Коми крае. Прорубивший окно в Европу Петр I, оказывается, в свое время обратил внимание и на открытие нефтяного месторождения на реке Ухте и даже отправил для его исследования в далекий северный край экспедицию.

Но о том, что в северном крае есть нефть, было известно еще во времена Стефана Пермского. О нефти на территории современной Республики Коми упоминается в Двинской летописи XV века. Сохранились сведения о «горючей воде – густе», привезенной из Ухты в Москву при Борисе Годунове. А в конце семнадцатого века об ухтинской нефти узнали и в Европе. В вышедшей в 1692 году книге голландского дипломата Витсена «Северная и Восточная Тартария» указано, что «речка Ухта является притоком реки Печоры. На этой речке в полутора милях от Волока есть мелкое место, где выделяется маслянистое вещество, которое плавает на воде. Там же найден камень доманик, который горит, как свеча, и спускает из себя черный дым». Возможно, Петр I читал эту книгу и обратил внимание на упоминание странного «маслянистого вещества».

А когда мезенский «рудознатец» Григорий Черепанов подтвердил, что в районе Ухты есть нефть и «горючий камень», то Петр дал приказ российской Берг-коллегии снарядить туда экспедицию. Вот что гласит датированный 5 мая 1721 года указ Берг-коллегии: «По указу великого государя и по приговору Берг-коллегии… нефтяной ключ в Пустозерском уезде по Ухте речке освидетельствовать и учинить из него пробу». А для этого «для нужды мезенца Черепанова на прокормление выдать ему из Берг-коллегии денег шесть рублев… Чтобы он, также и прочие, впредь к сысканию руд лучше имели охоту». На эти средства Григорий Черепанов должен был освидетельствовать нефтяной ключ и взять из него пробу. Что рудознатец и выполнил.

В 1724 году он прислал в Петербург пробы ухтинской нефти (8 бутылей – это около 24 литров). Образцы нефти были отправлены для изучения в Голландию. А указом 1724 года Черепанов снаряжается с полным обеспечением на Ухту уже для обустройства ключа и добычи нефти. Ему велено начерпать около тридцати ведер нефти и десять ведер отправить для пробы в Москву. Так было положено начало добыче российской нефти. Правда, после смерти Петра Алексеевича в 1725 году вопрос об ухтинской нефти заглох в бюрократических недрах правительственных канцелярий.

Во времена Петра нефть в России использовали только для производства лекарств. На всю страну ежегодно хватало чуть более сотни литров этой жидкости.

В 1745 году рудопромышленник Федор Прядунов организовал первый нефтяной промысел России. Он поставил нефтеперегонный завод на реке Ухте на естественном источнике нефти. Однако удаленность от цивилизации затруднила работу завода, который не смог обеспечить прибыльность, и четверть века спустя он был заброшен.

Артур АРТЕЕВ

Пролистать наверх